Российский
Императорский Дом

Официальный сайт
Династии Романовых

Старая версия

24 апреля 2003

Ответы Главы Российского Императорского Дома Ее Императорского Высочества Государыни Великой Княгини Марии Владимировны на вопросы газеты «Российские вести», 8 апреля 2003 г.»Я ВЕРЮ В БУДУЩЕЕ МОНАРХИИ»

Ответы Главы Российского Императорского Дома Ее Императорского Высочества Государыни Великой Княгини Марии Владимировны на вопросы газеты «Российские вести», 8 апреля 2003 г.»Я ВЕРЮ В БУДУЩЕЕ МОНАРХИИ»

Я ВЕРЮ В БУДУЩЕЕ МОНАРХИИ 

1. Ваше Императорское Высочество, как Вы оцениваете роль монархии в современном мире. Возможно ли существование института наследственной верховной власти в цивилизованном демократическом обществе?

Противопоставление монархии и демократии я считаю принципиально неправильным. В современном мире институт наследственной монархии, не обязанной властью никому, кроме Бога, и потому независимой от любых частных интересов, способен наиболее полно гарантировать права и свободы как всей нации в целом, так и отдельных граждан.

2. То есть, Вы считаете, что монархия имеет больше возможностей добиться подлинной демократии? Нужно понимать, что ни монархия, ни республика сами по себе не способны обеспечить благосостояние страны, как маг с помощью волшебной палочки. Необходимы общие усилия всей нации и воля власти, считающейся с выбравшими ее гражданами и уважающей их.

Монархия, как и любое человеческое устройство, не свободна от недостатков. Но, в отличие от республики, монархия исторически является строем, зародившимся не искусственным путем, а плавно оформившимся от СЕМЬИ через РОД к НАРОДУ. Поэтому нация, организующая жизнь по монархическому принципу, живет как единый организм. Она может переживать болезни, но в ней всегда сохраняется соотношение между непрерывной наследственной верховной властью и народом как между головой и остальным телом. Они не могут существовать друг без друга, одинаково делят радости и страдания. Без этого ощущения неизбежно происходит разрыв между властью и обществом. А это приводит к тому, что демократия становится утопией.

Разница между демократической монархией и республиканской демократией заключается в том, что президент выражает интересы только части электората, в то время как монарх представляет интересы всего народа как единой семьи.

Раз уж мы прибегли к сравнению, то если монархическое государство походит на семью, то республика – скорее на акционерную компанию. Конечно, бывают прекрасно устроенные акционерные компании, а бывают неблагополучные семьи. Но любой нормальный человек будет больше дорожить своей семьей, чем акционерной компанией.

Я убеждена, что наилучшей системой является сочетание наследственной монархии с демократическим правительством. Такая система соединяет в себе лучшие качества государства-семьи и государства-акционерного общества.

3. Некоторые Ваши родственники, которые тоже считают себя Членами Императорского Дома, придерживаются республиканских убеждений. Как Вы сами оцениваете перспективы восстановления монархии в России?

Начнем с того, что в принципе «Императорский Дом», придерживающийся республиканских убеждений, это всё равно, что Церковь, проповедующая атеизм. Отречение от идеи монархии означало бы смерть Императорского Дома как исторической институции.

Мне грустно видеть, как некоторые наши родственники занимаются какой-то странной и никому ненужной политикой, претендуя вопреки фамильным законам и исторической традиции на принадлежность к Императорскому Дому и одновременно понося идеалы, которым служили их предки. Они не понимают, что «считать себя»членами Императорского Дома невозможно. Ими можно быть или не быть только в силу закона.

Очень жаль, что наши родственники не обратили внимания на эффективность демократических монархий в Европе. Если же их республиканская точка зрения касается только России, то получается, что они считают свою Родину страной второго сорта.

Лично для меня возглавление Императорского Дома – это прежде всего обязанности, а не права. Это долг, данный свыше: его нельзя присвоить, и от него невозможно отказаться. Как мои предшественники, сегодня я считаю своим главным предназначением «не дать свече угаснуть». Безусловно, я верю в будущее монархии в России. Вернее сказать, хочу верить, что ценности этого строя станут вновь понятны и дороги россиянам. Но я первая была бы против, если кто-то предложил бы восстановить монархию вопреки желанию соотечественников. Даже самые хорошие дела не принесут пользы, если они навязаны насильно. Пока дают себя знать последствия почти столетней антимонархической пропаганды. Требуется время, чтобы народ осознал, что монархия есть прогрессивный и современный строй, сочетающий всё лучшее из многовековой истории России с реалиями XXI века.

Императорский Дом должен хранить традиции монархии, открыто говорить о своих идеях и быть всегда готовым ответить на народный призыв. И это не исключает, а наоборот, подразумевает наше активное участие в жизни России уже сейчас. Неважно, сколько лет пройдет до восстановления монархии – десять, пятьдесят или сто. Императорский Дом существовал, существует и будет существовать на своих исторических основах и не мыслит себя вне Родины. Мы стремимся и имеем бесспорное право, как граждане России и наследники правившей свыше 300 лет династии Романовых, быть вместе со своим народом, независимо от нюансов и перемен повседневной политики.

Я хотела бы, чтобы все чётко понимали мою позицию. В России сейчас, слава Богу, больше нет коммунизма, и есть свобода мнения. Я, как и все граждане, имею возможность высказать свои взгляды, свое видение настоящего и будущего. Но сегодня и я лично, и возглавляемый мною Российский Императорский Дома являемся сотрудниками президента и правительства, а отнюдь не оппозицией. И мы не намерены участвовать ни в какой политической борьбе, а только хотим быть полезными своей стране и способствовать благотворным переменам в ней.

4. Противники монархии выдвигают тезис о том, что переход к этой форме правления невозможен из-за того, что тогда придется пересматривать нынешнюю Конституцию и все связанные с ней законы… Слушайте, это уже полная чепуха. Сколько было конституций за период с 1917 года? Какой законной процедурой отменены законы Российской Империи и сама монархия? После чего введена Конституция 1993 года? В конце концов, невозможно делать из закона какой-то идол.

Никому не придет в голову спорить, что любое государство должно быть основано на праве. Действующую Конституцию нужно уважать и неукоснительно исполнять. Между прочим, само существование Императорского Дома в изгнании могло продолжаться только благодаря наличию фамильной «конституции»– закона о престолонаследии. Но времена меняются, а вместе с ними меняется и право. Законы это не какая-то адская машина, они не должны действовать против создавших их людей.

Некоторые законодатели уподобляются несчастному персонажу сказки, выпустившему джинна из бутылки – они создают законы, но не предвидят и не контролируют последствия их действия.

Законы создаются для народа, а не народ существует как материал для действия бездушного права. Закон, не связанный с реальными потребностями жизни, превращается в гильотину. Если нация убедится в необходимости восстановления монархии, то будет принята новая Конституция. Она сохранит в неприкосновенности всё полезное, что существует в нынешней, но включит и новое, соответствующее возникшим потребностям государства и общества.

5. Как Вы относитесь к идее создания в России Монархической партии?

Создание монархической партии я считаю противоречащим самой идее монархии. С одной стороны, монархическая партия без монарха – полный абсурд, с другой стороны – монарх не может быть ни реальным, ни даже символическим лидером партии. Монархия должна объединять, а не разобщать. Любая партия – это часть нации, которая в той или иной степени состоит в конфликте с другими ее частями. Арбитр (каковым должен быть монарх) не может играть на поле за одну из команд, и судья не может быть одновременно истцом или ответчиком в суде...

Если монарх либо глава династии решается возглавить партию, думая, что тем самым он может принести больше пользы стране – это его выбор. Но он должен осознавать, что в будущем навсегда останется сомнение – является ли он монархом всех граждан, или выражает интересы только части общества. А это сомнение морально подрывает монархию в самой ее основе.

Так что «монархическая партия», на мой взгляд – нонсенс. Другое дело, если в программах ряда ведущих партий будет присутствовать тезис, что монархия является одним из возможных путей развития страны в будущем. Стремление различных партий иметь надпартийную силу также естественно, как стремление оркестра иметь дирижера. Дирижер сам не играет на музыкальных инструментах, но без него музыка превращается в какофонию. Монарх, не занимаясь практической политикой, способен устранить какофонию из политического концерта. Он дирижирует не так, как ему велят, как его подталкивают или как от него требуют за плату, а так, как нужно, простите за игру слов, для стройного исполнения каждым своей партии.

6. Сохраняет ли, на Ваш взгляд, свою силу тезис о надпартийности, надклассовости и внеконфессиональности русского православного монарха?

Монархия по природе своей власть отеческая. Поэтому она и надпартийна, и надклассова, и наднациональна. Для монарха все граждане страны – его сыны и дочери. Так было всегда: не случайно сам русский народ называл царя батюшкой, а царицу – матушкой. Государь не может отвернуться от кого-то из соотечественников, если у него иные убеждения, социальный статус или цвет кожи.

Что касается термина «внеконфессиональность», то он, конечно, не вполне корректен. Любая монархия связана с религией. Российская монархия нерасторжимо связана с православной верой, зиждется на ее духовных основах и вне ее теряет всякий смысл. Однако это не означает, что православный монарх не является объединяющей фигурой и гарантом прав для соотечественников, исповедующих иные традиционные религии. И эти соотечественники, в свою очередь, всегда были надежной опорой монархии. Не будем забывать, что в трагическую минуту, когда императора Николая II предали почти все военачальники, исповедовавшие православие, присягавшие ему на Кресте и Евангелии, единственным, кто сохранил верность православному царю, был мусульманин Хан Нахичеванский.

7. В России, где проживает более 30 миллионов мусульман, в последнее время всё более острыми становятся национальные и религиозные противоречия между христианством и мусульманством. Какие пути решения этого противостояния представляются Вам наиболее оптимальными?

Да, я знаю, что сейчас в России существует разобщенность людей по национальным и религиозным принципам. Но я не считаю, что это противоречия, и тем более противостояние «между христианством и мусульманством». В России христиане и мусульмане жили в мире и согласии на протяжении веков.

Не могу признать, что террористы и боевики представляют ислам. Я не раз слышала и читала выступления российских мусульманских лидеров, проникнутые патриотизмом и веротерпимостью. Убеждена, что эти взгляды разделяет большинство мусульман России.

Но закрывать глаза на проблему было бы также неправильно. Международный терроризм сегодня действительно окрашен в исламские цвета. Большие силы и средства брошены на обработку мусульманской молодежи, постоянно пополняющей ряды боевиков. Чечня стала кровоточащей раной России на долгие годы. В любой части страны, да и мира в целом, можно ожидать трагедии, гибели сотен и тысяч людей.

В своем обращении по поводу захвата заложников в здании театра в Москве я подчеркнула, что зло терроризма должно быть остановлено усилиями всех благонамеренных людей, независимо от религии, национальности и убеждений. Фанатизм – продукт не религии, а грязной и жестокой политики, которая кощунственно прикрывается верой. По настоящему верующие люди понимают, что мы все – дети Единого Бога, что мы созданы по Его образу и подобию. Каждый ищет свой путь к Богу, но Ему, в конце концов, нужно не то, что создает разделения, а единственное, что по настоящему объединяет – любовь. Любовь лежит в основе всех религий, потому что когда-то у них был общий источник - та вера, которую исповедовали Адам и Ева. Вернуться к этому нельзя, но постоянно обращаться – необходимо. Тогда и православный, и католик, и протестант, и мусульманин, и буддист, и иудей поймут, что Богу нельзя служить проклятиями, кровопролитием и ненавистью, но только любовью друг к другу и ко всему Божественному созданию.

8. Что Вы думаете по поводу идущей войны в Ираке?

Последствия войны могут быть непредсказуемыми, очень долгими и плачевными для всего мира. Не будем забывать, что обе Мировые войны ХХ века начались с локальных конфликтов. Дай Бог, чтобы боевые действия закончились как можно скорее, чтобы не разгорелась гражданская война, чтобы перестали страдать и гибнуть мирные жители.

9. Через десять лет Россия будет отмечать 400-летие Дома Романовых. Кто из русских царей и цариц вызывает Ваши наибольшие симпатии?

Наиболее близок мне император Александр III. Он остался в истории с именем царя-миротворца, при нем не было ни одного серьезного вооруженного столкновения, но авторитет России во всем мире был на высочайшем уровне. В государственном управлении он смог создать прекрасную команду, умел добиться проведения в жизнь своих взглядов. Сочетал в себе огромную физическую силу с высокой силой духа и воли. По-моему, Александр III даже внешне символизирует величие России.

10. Что Вы думаете о современном дворянском движении в России?

Дворянство исторически сложилось как служилое сословие. Оно имело ряд привилегий, но эти привилегии обуславливались тем, что дворяне первыми проливали кровь за Отечество, пожизненно несли государственную и военную службу. В XVIII веке, пользуясь временным ослаблением монархии, дворянство постаралось расширить свои привилегии и избавиться от обязанностей. Это стало одной из причин революции 1917 года.

Если сегодня потомки дворянских родов хотят возродить традиции своего сословия, они должны понимать, что все привилегии безвозвратно ушли в прошлое. Осталось служение. Кичиться своим происхождением, не служа Отечеству, означает оскорблять память предков.

Меня ужасно раздражает, когда я вижу болезненную тягу некоторых людей к титулам и орденам, по большей части, к тому же, фальшивым. Меня поражает, как они не понимают, что чтобы служить Родине совсем не обязательно быть обвешанными как рождественская ёлка. Человека должно удовлетворять то, что он сделал полезного, а награды, титулы, знаки отличия по сравнению с этим – всего лишь декорация. Лично для меня любой добросовестный рабочий или крестьянин в тысячу раз лучше, чем какой-нибудь фанфарон, кичащийся титулом, пусть даже и настоящим и древним. Когда-то английский король Генрих VIII сказал некоему графу, собиравшемуся вызвать на дуэль художника Гольбейна: «Запрещаю Вам даже думать об этом. Я могу взять десять мужиков и сделать их графами. Но из десяти графов мне не удастся сделать и одного Гольбейна». По-моему, лучше не скажешь.

11. Читателям газеты будет важна Ваша оценка современной культуры и искусства России. Кто из нынешних деятелей искусства и культуры, на Ваш взгляд, наиболее полно продолжает традиции русской классики?

Русская классика XIX века, по моему мнению, остается непревзойденной в России, да и во всем мире. Но, конечно, и в советское время, и сейчас были и есть очень талантливые писатели, продолжающие классические традиции. В. Солоухин, В. Распутин, В. Астафьев, В. Ганичев, Ч. Айтматов – вот писатели, которые полно и искренно передают всю глубину характера русского человека.

Между прочим, нельзя не признать, что советское государство, при всех своих пороках, при абсурде навязываемой коммунистической идеологии, смогло удержать высокий уровень культуры и искусства. Российские балет, кино, театр, живопись советской эпохи являются нашей национальной гордостью и предметом международного признания. Боюсь, как бы теперь не утратилось всё это, а на смену не пришло бы бездумное следование иностранному. Иностранные обычаи, может быть, имеют привлекательность из-за своей новизны, но они совсем не лучше наших, а иногда и просто несовместимы с нашей культурой.

12. Хотелось бы спросить Ваше Высочество, кто является Вашим любимым писателем, композитором, художником?

Из писателей больше всего люблю Н.В. Гоголя, из композиторов - Д. Верди, из художников – итальянскую и испанскую школы, в особенности Д. Веласкеса. 

Беседовал А.Н. Крылов

Российские вести, 2003, 23-29 апреля (№ 15(1675))

Please publish modules in offcanvas position.