Российский
Императорский Дом

Официальный сайт
Династии Романовых

Фейсбук

Бехтеев С.С.

ВЕРА И ВЕРНОСТЬ

«Вера и Верность!» — вот лозунги наши.
С ними бесстрашно идём мы вперёд,
С ними нам легче кровавые чаши
Наших страданий, обид и невзгод.
С ними за гранью черты заповедной
Нас не сломить многолетним скорбям.
С ними дойдём мы стезёй всепобедной
К светлым для нас Государевым дням.
«Вера Святая» и «Верность Престолу» -
Светочи мрачных, бездомных ночей,
Властно зовущие свергнуть крамолу,
Сбросить постыдное иго цепей.
К ним устремляясь из гибельной бездны,
Всем мы готовы помочь от души,
Жертвуя силы и труд безвозмездный,
Жизнь и последние наши гроши.
«Вера и Верность!» = вот чаянье наше,
Наш неприступный, исконный оплот,
С ними и горе и радости краше,
Ближе желанного Солнца восход!

Новый Футог
1923г.

 

ЗЛОЙ ГЕНИЙ
(Великий Князь Николай Николаевич)

«Вот, птицы одного пера слетаются вместе. Какой грех они теперь готовят?»
(Из писем Императрицы Александры Феодоровны, т. 1, стр. 219)

Так нарекла его Страдалица-Царица,
Седого воина с предательской душой.
И как была права тогда Императрица,
Как к небу вопиет теперь ее гробница,
Ища возмездия у Правды неземной.

В мучительные дни тяжелых испытаний,
Когда в Ее дворце гнездились ложь и зло,
Когда дрожала Русь от мрачных ожиданий,
Как велика была Она в венце страданий,
Как высоко несла державное чело.

В несчастиях своих виня Императрицу,
Разнузданная чернь и мстительная знать,
Волнуя сплетнями мятежную столицу,
В ней оскорбляли русскую Царицу.
Оплевывали женщину и мать.

А он, коварный вождь, жестокий и надменный,
Искатель почестей и вкрадчивых похвал,
В кругу своих друзей цинично откровенный,
Он к цели полз как тать бездушный и презренный,
Скрывая на груди отравленный кинжал.

Увы, в те злые дни готовя возмущенье
И мысля захватить желанный русский трон,
Предвидеть он не мог свое уничиженье,
Победу бунтарей, всех замыслов крушенье,
Присягу гнусную… отставку… и вагон…

В преступных замыслах не ведая границы,
Он нес в себе мятеж, измену и обман,
Царя он презирал и для больной Царицы
Готовил в келии подобие темницы,
Чтобы выполнить скорей ч у ж о й  заветный план,

«Злой гений» - он пьянел от буйного угара,
Толпою поднятый на шаткий пьедестал,
И на пороге бед и дикого кошмара
С улыбкой созерцал он зарево пожара
И масло ярости в стихию подливал…

Стремясь найти ответ в забытых поговорках
Пытаясь прошлое понять и объяснить,
Не время ли теперь, блуждая здесь в опорках,
Припомнить, наконец, сказание о Биорках,
И Думу буйную навеки осудить…

Плело в подпольях зло свой умысел коварный,
И час предательства и трусости настал –
Народ восстал, как раб неблагодарный,
Преступный, наглый, подлый и бездарный;
Всё ниспроверг, разрушил, растоптал.

Судьба дальнейшего известна и знакома,
В те бессердечные, бесчувственные дни,
В дни кровожадные всеобщего погрома
В подвальной горнице Ипатьевского дома,
Как мученики умерли Они.

Прошли года кровавых испытаний,
Усеяв родину курганами могил,
Россия корчится от буйных содроганий,
Но нет конца для горя и страданий,
Ликует сонмище мятежных темных сил.

И в наши дни шатаний и сомнений,
Когда душа томится и болит,
Из мглы безвременья и низких побуждений
Встает опять коварный злобный, гений
И об измене нам лукаво говорит…

О. прочь из глаз, проклятое былое,
Прочь, страшный образ близкой старины,
Оклеветавший Имя дорогое,
Убивший в нас всё чистое, святое
И бросивший в объятия войны.

Забудем распри вредного раздора.
Разбудим честь и усыпленный стыд,
Довольно нам беды  и русского позора,
Бесцельного и гибельного спора
Партийной лжи, насмешек и обид.

Сойдемся все под Царственные стяги,
Молитву жаркую с надеждою творя,
Сомкнем свои ряды, бездомные бродяги,
Во имя чести, долга и присяги,
Чтоб отстоять Законного Царя…

Ударил час таинственной седмицы,
Холодный пот струится по лицу,
Устами чистыми Страдалицы-Царицы
Взывают к нам священные страницы:
«Предатель жив и тянется к Венцу»1

Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев
1924 г.

1См. Письма Императртрицы Александры Феодоровны к Императору Николаю II, стр. 261, том II – Прим. автора

 

ИМПЕРАТОР

Не в латах, одетых в порфиру,
Не с царским алмазным венцом,
Явился он гордому миру
С спокойным и светлым лицом.

Ему не играли фанфары,
Пред ним не сверкали штыки,
Не шли под штандартом гусары,
Не строились грозно полки.

Вокруг его царского трона,
Пленняя нарядами взор,
Толпясь, не спешил для поклона
Ликующий радостный двор

В кровавое, смутное время,
Седое, как пенистый вал,
На плечи тяжелое бремя,
Он смело и кротко приял.

На подвиг святой и великий
За Русь и за Веру Христа
Он вышел под буйные клики
Слуга и Защитник Креста.

Он вышел без гнева, без страха,
Взывая к стыду бунтарей,
Наследник венца Мономаха
И барм Православных Царей!

И дрогнул в Кремле узурпатор,
И голос молвы подхватил:
"Да здравствует наш Император,
Наш Царь Благоверный Кирилл!"
 
(1924)

 

Saint-Briac (26-ого июля 1922г.)
К РЫЦЫРЯМ БЕЗ СТРАХА И УПРЁКА!

«Mon Dieu, mon Roi, ma dame!»
Наш девиз

Бьёт наш последний, Двенадцатый час!
Слышите голос, сзывающий нас,
Голос забытый, но голос родной,
Близкий, знакомый и нам дорогой.
Слышите вы этот властный призыв:
Слиться в единый, могучий порыв,
В грозную тучу крылатых орлов,
Страшных для наших исконных врагов.
Рыцари чести и долга, вперёд!
Гибнет отечество, гибнет народ,
Стонет под игом родная земля,
Стонут и плачут Леся и поля!
Время не терпит , страданье не ждёт,
Вождь Венценосный вас громко зовёт
В даль роковую, кровавую даль,
Где притаилась людская печаль…
Взденьте кольчуги, возьмите булат,
Крест начертайте на золоте лат.
К битве священной готовясь скорей,
Смело седлайте ретивых коней!
Время не терпит, страданье не ждёт;
Гибнет отечество, гибнет народ,
Гибнут святыни родных очагов
В яростном стане кровавых врагов.
Рыцари чести и долга – вперёд!
Голос Державный нас снова зовёт,
В грозный, великий Крестовый поход.
Рыцари чести и долга – вперёд!

Королевство С.Х.С.
Бачка
Август 1922 г.

 

К ТВОИМ СТОПАМ, МОЯ ЦАРИЦА!

Стихотворение, лично поднесённое
Её Величеству Государыне Императрице
Марии Фёдоровне
В Аничковском дворце
6 апреля 1901 года.

К твоим стопам, моя Царица!
Несу я дар ничтожный свой.
Пусть эта скромная страница
Падёт с любовью пред Тобой;
И лиры юной песнопенье
Да прозвучит, Тебе открыв
Мечты тревожной восхищенье
И сердца пылкого порыв.
В тот день, когда в стенах Лицея
Тобой наш праздник просиял,
К Тебе приблизиться не смея,
Вдали я трепетный стоял.
И вспомнил я, как в дни былые,
В дни ранней юности своей,
Два всем портрета дорогие
Хранил я в комнате моей.
И на одном из них, как ныне,
С улыбкой милой простоты,
Была и Ты, моя святыня,
Царица, Ангел доброты!
И вот нежданно пред собою
Я тот же Образ увидал,
И пред улыбкой неземною
Я очарованный стоял.
Передо мной, как в сновиденьи,
Блеснули дивные черты,
И это светлое виденье
Была для нас, Царица, Ты!
И блеском огненной зарницы
Твой Лик я робко начертал,
И Образ матери-Царицы
Семье лицейской передал.
И будет Он в её святыне
Благословеньем почивать,
И все сердца, как наши ныне,
Улыбкой ясною пленять.
Пусть навсегда в стенах родимых
Царицын Образ будет жить,
И для птенцов Её счастливых
Звездой немеркнущей служить.
Пусть дни несчастий и тревоги
Нам кроткий взор Твой облегчит,
И в нашей жизненной дороге
Сердца ко благу вразумит.
Пусть перед Ним исчезнет злоба
И мелочь жизнь сей земной,
И будет памятен до гроба
Нам Лик Царицын дорогой!

С.- Петербург
9 февраля 1901 г.

 

КОРМЧИЙ

По прочтении книги
Капитана 2-ого ранга Г. Графа

Бушует шторм, грохочет буря;
Вздымает ветер горы волн.
Державный Кормчий, брови хмуря,
Глядит вперёд, отваги полн.
Ему не страшен гнев стихии
И бездны яростной прибой:
За честь и будущность России
Идёт Он смело в грозный бой.
Идёт, горя могучей верой,
Что смолкнет злоба диких бурь,
И вновь блеснёт из дымки серой
Давно желанная лазурь.
Придёт конец пустым раздорам
И с гордой рубки корабля
Его пытливым смелым взорам
Опять откроется земля.
И, позабыв вражду морскую,
По гладям ласковых валов,
Войдёт Он в пристань нам родную
Под зычный гимн колоколов…
Ревёт волна, как зверь жестокий,
Бросаясь пеною седой,
Но твёрдо держит курс далёкий
Державный русский рулевой.

Королевство С.Х.С.
1923 г.

 

НЕ ВЕРЬ ЛЖЕЦАМ!

Посвящается Великому князю
Кириллу Владимировичу.

Не верь, Блюститель Царской Власти,
Замаскированным лжецам,
Рабам слепой, корыстной страсти
И добросовестным глупцам.
Не верь предателям-холопам,
Сановным слугам щедрой мзды;
Не покидай пред наглым скопом
Свои Державные бразды.
Не забывай, в Своём смиреньи,
Судьбы Пресветлого Царя,
Когда к Нему ползли в смятеньи
Злодеи, нагло говоря:
«Уйди! Ты – слабый и безвольный,
Ты – злой источник наших бед;
Тебе не верит край крамольный,
С тобой мечта победы – бред…
Но, если любишь Ты Россию,
И не желаешь ей беды,
Спаси народ и Династию,
Оставь Державные бразды!...»
И Он, с покорностью великой,
Любя Россию, как отец,
В обман введённый наглой кликой,
Снял Прародительский Венец.
И покоряясь судьбе суровой,
И не ропща на Свой удел,
Он на главу Венец Терновый
С державной кротостью надел.
А тот, кто, ставши на колени,
Его отречься умолял,
В годины бурных потрясений
Сам на посту не устоял…

И ныне вновь, швыряя груды
Червонцев гнусных впереди,
Со всех сторон твердят Иуды
Своё проклятое : «Уйди!»
«Уйди, безвестный и бесславный:
Ты, как и Он, мешаешь нам.
Тебя герой заменит славный,
Угодный черни и войскам!..»

Не верь презренным фарисеям!
Не верь, Законный Государь,
Клятвопреступникам, злодеям,
Лихим и подлым, как и встарь.
Блюди Престол в величьи строгом
И веру крепкую прими,
Что ты на Царство избран Богом,
А не подкупными людьми.
Будь твёрд на слове и на деле
И грозной поступью  иди
Вперёд, к великой Русской цели,
С мечом в руке, с крестом  в груди.
Твори священное призванье,
Как волю мудрую Творца,
И не давай на поруганье
Святыню Царского Венца.
Не веря низости обманов,
На Русь пойдём мы за Царём.
Для нас – довольно: Ты – Романов!
И за Тебя мы все умрём.
Зови - ж под Царственные Стяги
Своих сынов на грозный бой!
Все люди долга и Присяги
Пойдут бесстрашно за Тобой.
И упадут к ногам Престола,
С приходом радостной поры,
Все самочинцы произвола,
Все самозванцы и воры.
А те, кто с гнусным вероломством
Играли бармами Царей,
Да будут прокляты потомством
С толпой мятежных бунтарей!..
Дерзай! Светла Твоя дорога!
Не бойся с Правдой никого!
Гряди с надеждою на Бога
И с верой в Промысел Его!

Королевство С. Х. С.

 

ОПОМНИСЬ, ЗНАТЬ!

Обращение к членам съезда
Белого Совдепа в Париже
(16-23 ноября 1922 г. )

«Блажен муж иже не иде
на совет нечестивых!»
Псалтирь, псалом 1

Там далеко, завеянный снегами,
Кровавый сном спит бедный, милый край,
Распятый на кресте исконными врагами,
Раздетый до нага руками красных стай.
Там рабский гнёт, рыдания и стоны,
Развратных уст кощунства и хула,
Бессильные мольбы, бесцельные поклоны,
И море русских слёз, и море бед и зла.
Там горе без конца и мука без предела,
Утрата ясных дум, потеря юных сил,
Невиданный позор поруганного тела
И цепи  новые бесчисленных могил.
А здесь, вдали от родственной Голгофы,
Забыв в пылу недавний свой раздор,
Собрались «вице», «оберы», и «хофы»,
Чтоб снова создавать мятежный заговор.
И снова их сердца исполнены интриги,
И снова на устах предательство и ложь,
И вписывает жизнь в главу последней книги
Измену гнусную зазнавшихся вельмож.
Там стон и вопль, рыдания и слёзы;
А здесь, в кругу сановных богачей,
Постыдный торг, попрёки и угрозы,
И злая оргия разнузданных речей.
Здесь подлый шип преступного поклёпа,
Злорадство сплетен, сердца пустота,
Сужденье наглое презренного холопа,
Змеиных уст слепая клевета.
Опомнись, знать! Ударил час последний!
Единый Бог судья земных царей.
Оставьте сор и мелочь дрязг передней
Под позументами затасканных ливрей.
Не вы ль всегда все блага получали,
Купаясь в роскоши бесчисленных даров,
В шитье и золоте не выли щеголяли,
Украшенные блеском орденов.
Когда ж настал конец прекрасной были,
И час пришёл, чтоб показаться вам,
Не вы ли первые Монарху изменили
И шпагу отдали метущимся рабам?
И во теперь, забыв в своей гордыне
Всё то, что вам случилось испытать,
Пытаетесь опять вы нагло на чужбине
Венцом Царей бессовестно играть.
Опомнись, знать! Вернувшись из изгнанья,
Ответ ты дашь, как изверг, как злодей,
За лишний день народного страданья,
За каждый стон умученных людей.
За то, что в день, когда к тебе с Престола
Донёсся клич Блюстителя Его,
Ты не пошла за ним в безумье произвола
И руку подняла преступно на Него.
За то, что нагло взяв себе опеку трона,
Чтоб волю навязать корыстную свою,
Ты колебала мощь Российского Закона,
Вселяя злой раздор в державную Семью.
За то, что, обратясь в бунтующую свиту,
За чуждым рубежом предательство творя,
Не встала, как один, ты грозно на защиту
Многострадального, далёкого Царя!

Королевство С.Х.С.
1922 г.

 

ПО ДОЛГУ И ПО ПРАВУ
(Посвящается Августейшему Блюстителю Государева Престола Е.И.В. Великому Князю Кириллу Владимировичу)

«Не дерзайте касаться помазанника Моего»Библия.

Книга Царств.

В тревожные годы измены и зол,
Спасая поверженный Царский Престол
И святость отеческой Веры,
Не бойся, БЛЮСТИТЕЛЬ, несметный врагов,
Сомкнувших мечи у народных Голгоф, -
Не страшны ТЕБЕ изуверы.

В свирепой, кровавой и грозной борьбе
Незримый Хранитель ниспослан ТЕБЕ
Владыкой над гневной судьбою,
ТЕБЯ он от бед и тревог охранит
И ярко сверкающий солнечный щит
Победно прострет над ТОБОЮ.

С Венцом на челе и Крестом на груди
К победе желанной бесстрашно иди
Сквозь мрак лихолетий кровавых.
ТЫ – Божий Избранник, ТЫ – Вестник небес,
ТЫ – знаменье новых великих чудес,
Поборник Церквей златоглавых.

Господь ТЕБЯ спас из пучины морской,
Спасет ОН ТЕБЯ и от злобы людской,
Из бездны вражды и порока,
И в буйстве и распрях отпавший народ
К подножью твердыни ТВОЕЙ приведет
От дальних пределов Востока.

На будущность светлую смело взирай,
ХОЗЯИНА ждет исстрадавшийся край
Свой грех искупив покаяньем.
Гряди же, гряди дерзновенной стопой
Победной и славной державной стезей,
К ТВОИМ вековым достояньям.

 

ЭТО БУНТ!

«Отрицательное отношение самой Семьи к акту Кирилла – равносильно бунту в самой Семье»
(Из письма Е.И.В. Великого Князя Андрея Владимировича к Великому Князю Николаю Николаевичу)

Да, это бунт коварный, бессердечный,
Позорный бунт, волнующий сердца,
Навеянный враждой и злобой бесконечной
И жаждой власти, славы и Венца.

Да, это бунт в Семье Самодержавной,
Мятеж, нарушивший торжественный покой,
Попранье клятвы Веры Православной
И поруганье совести людской.

Да, это бунт во время литургии,
Чудовищный, неслыханный протест,
Удар смертельный Царственной России,
Последний гвоздь, забитый в Русский Крест.

Доколе, Господи, промедлишь час отмщенья?
Доколе не сразишь Десницею Твоей
Вершителя злодейств и клятвопреступленья,
Отнявшего надежду у людей?

Доколе, Господи, в пылу своей гордыни,
Волнуя похотью наш вероломный век,
Посмеет попирать народные Святыни
Властолюбивый этот человек?

г. Новый Сад
1924 г.

Please publish modules in offcanvas position.