Российский
Императорский Дом

Официальный сайт
Династии Романовых

Фейсбук

30 октября 2009

Генеральная прокуратура РФ удовлетворила заявление Главы Российского Императорского Дома о реабилитации репрессированных верных служителей Царской Семьи и других Членов Дома Романовых

Генеральная прокуратура РФ удовлетворила заявление Главы Российского Императорского Дома о реабилитации репрессированных верных служителей Царской Семьи и других Членов Дома Романовых

2009-10-30 Генеральная прокуратура РФ удовлетворила заявление Главы Российского Императорского Дома о реабилитации репрессированных верных служителей Царской Семьи и других Членов Дома Романовых

17 июля 2009 года по поручению Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыни Великой Княгини Марии Владимировны адвокат Императорской Семьи Г.Ю. Лукьянов направил в Генеральную прокуратуру РФ нижеследующее Заявление:

Заявление о реабилитации

После захвата большевиками политической и государственной власти в России было создано советское тоталитарное государство. Октябрьская революция не изменила правового положения Членов Царской Семьи и лиц, которые их сопровождали в г. Тобольск. Все они продолжали находиться под стражей и были по- прежнему незаконно лишены свободы.

В положении арестованных после 7 ноября 1917г. в г. Тобольске находились следующие лица:

  1. Боткин Евгений Сергеевич, лейб-медик,
  2. Буксгевден София Карловна, личная фрейлина императрицы,
  3. Верещагин Иван , повар,
  4. Волков Алексей Андреевич, камердинер,
  5. Гендрикова Анастасия Васильевна, фрейлина,
  6. Гиббс Чарльз Сидней (Иванович), преподаватель английского языка- гражданин Великобритании,
  7. Гусев Ермолай, лакей,
  8. Демидова Анна Степановна, комнатная девушка,
  9. Деревенко Владимир Николаевич, доктор медицины,
  10. Дмитриев Алексей Николаевич, парикмахер,
  11. Долгоруков Василий Александрович, бывший гофмаршал,
  12. Дормидонтов, лакей,
  13. Живая Екатерина, прислуга при Шнейдер Е.А.,
  14. Жильяр Пьер (Петр Андреевич), воспитатель Наследника Цесаревича – гражданин Швейцарии,
  15. Журавский Франц,официант,
  16. Занотти Магдалина Францевна, камер-капфера,
  17. Иванов Сергей Иванович, лакей.
  18. Карпов Михаил, служитель,
  19. Киселев, лакей,
  20. Кирпичников Александр Петрович, писец,
  21. Кокичев, повар.
  22. Макаров Степан, помощник Чемодурова,
  23. Мария (фамилия неизвестна), прислуга при Шнейдер,
  24. Межанц Паулина Касперовна, прислуга при Гендриковой.
  25. Михайлов Сергей, кухонный служитель,
  26. Нагорный Клементий Григорьевич, слуга,
  27. Николаева Викторина Владимировна, воспитательница Гендриковой,
  28. Пюрковский Франц, кухонный служитель,
  29. Рожков, заведующий погребом,
  30. Романова Анна Павловна, комнатная девушка,
  31. Седнев Иван Дмитриевич, детский лакей,
  32. Седнев Леонид Иванович, поварской ученик,
  33. Смирнов, служитель,
  34. Ступель, гардеробщик,
  35. Татищев Илья Леонидович, генерал-адъютант,
  36. Теглева Александра Александровна, няня детей,
  37. Терехов, кухонный служитель,
  38. Трупп Алоизий Егорович, лакей,
  39. Тутельберг Мария Густавовна, камер-югофера,
  40. Тютин, лакей,
  41. Уткина Анна Яковлевна, комнатная девушка,
  42. Харитонов Иван Михайлович, повар,
  43. Чемодуров Терентий Иванович, камердинер,
  44. Шнейдер Екатерина Адольфовна, гофлектрисса,
  45. Эрсберг Елизавета Николаевна, помощница Шнейдер Е.А.

30 апреля 1918 г. в г. Екатеринбурге были помещены под арест в Доме особого назначения Государь Император Николай II, Государыня Императрица Александра Федоровна (урожденная Принцесса Гессен-Дармштадтская), Е.И.В. Великая Княжна Мария Николаевна, лейб-медик проф. Боткин В.С., камердинер Чемодуров Т.И. и комнатная девушка Демидова А.С.

В тот же день в тюрьму были помещены: Долгоруков В.А. и Седнев И.Л.

23 мая 1918 г. из г. Тобольска в г. Екатеринбург были перевезены в качестве арестованных остальные Члены Царской Семьи. Вместе с ними прибыла большая группа верных царских слуг и лиц из окружения Царской Семьи. В Екатеринбурге сразу после приезда были арестованы и помещены в тюрьму Татищев, Гендрикова, Шнейдер, Нагорнов, Волков. В Дом особого назначения были помещены в качестве арестантов Е.И.В. Наследник Цесаревич и Великий Князь Алексий Николаевич, Е.И.В. Великие Княжны Ольга Николаевна, Татьяна Николаевна и Анастасия Николаевна, мальчик Седнев и лакей Трупп А.Е. Лакей Чемодуров был переведен из дома Ипатьева в тюрьму г. Екатеринбурга.

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года от имени государства и по приговору Уралоблсовета были расстреляны Члены Царской Семьи, а также вместе с ними лейб-медик Боткин В.С., их верные слуги Демидова А.С., Трупп А.Е. и повар Харитонов И.М.

В Екатеринбурге без предъявления обвинений в совершении конкретных преступлений, суда были расстреляны от имени государства Долгоруков В.А., Седнев И.Л., Татищев И.Л. и Нагорный К.Г.

Из Екатеринбурга были вывезены в г. Пермь и там Пермской Чрезвычайной комиссией приговорены к расстрелу как заложники без предъявления каких-либо обвинений: Гендрикова А.В., Шнейдер Е.А. и Волков А.А.

В ночь с 3 на 4 сентября 1918 г. Гендрикова А.В. и Шнейдер Е.А. были казнены в окрестностях г. Перми. Волков А.А. убежал с места расстрела.

9 марта 1918 г. на заседании Совета Народных Комиссаров принято решение о высылке Е.И.В. Великого Князя Михаила Александровича в Пермскую губернию.

10 марта 1918 года Комитет революционной обороны Петрограда приказал комиссару Николаевского вокзала выделить для Романова М.А., Джонсона Н.Н., Знамеровского П.Л. спальный вагон для переезда в г. Пермь. Вместе с Великим Князем Михаилом Александровичем в Пермь добровольно отправились его камердинер Челышев В.Ф. и шофер Борунов П.Я. Арестованных сопровождали семь бойцов из конвоя. Все указанные лица содержались под стражей, находились под надзором местной Советской власти и Пермской окружной Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем.

В соответствии с решением Пермской губчека, объявленным 9 октября 1918 г., по обвинению в организации побега Великого Князя Михаила Александровича в числе заложников были расстреляны Знамеровский Петр Людвигович, Знамеровская Вера Михайловна, Лебедева Серафима Семеновна, Борунов Петр Яковлевич, Челышев Василий Федорович, Смирнов Сергей Николаевич и Мальцев (имя, отчество, дата и место рождения не установлены).

Вышеуказанные обстоятельства подтверждаются материалами следствия по уголовному делу № 18/123666-93.

Вышеуказанные лица без предъявления обвинения в совершении конкретного преступления признавались социально опасным по политическим мотивам и на территории Российской Федерации после 25 октября (7 ноября) 1917 г. были лишены прав и свобод, так как содержался под стражей, состояли под надзором Советской власти, а затем некоторые из них были лишены жизни без проведения предварительного следствия и суда.

Каких-либо правонарушений, нарушений уголовного и административного законодательства, предписаний местных органов власти, которые могли повлечь за собой применение к указанным лицам мер административного или уголовного воздействия не имелось.

Применение репрессивных мер было обусловлено тем, что вышеупомянутые лица с точки зрения органов государственной власти РСФСР, по классовым, социальным и религиозным признакам представляли опасность для советского тоталитарного государства и политического строя.

Таким образом, приведенные выше обстоятельства свидетельствуют о том, что вышеуказанные лица подверглись политическим репрессиям и в связи с этим они подлежат реабилитации. Политические репрессии в виде лишения жизни, свободы, а также иных прав и свобод вышеупомянутых лиц осуществлялись должностными лицами, которые были наделены административными полномочиями.

Учитывая изложенное и в соответствии со ст. 45 Конституции Российской Федерации, со статьей 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», со статьей 1, пунктов «б», «в», «е»статьи 3, со ст.ст. 6 и 8 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий», ст.ст. 2, 5, 7 и 10 Федерального закона «Об обращениях граждан», -

П Р О Ш У:

  1. Принять решение о реабилитации следующих лиц:
    1. Боткина Евгения Сергеевича,лейб-медика,
    2. Буксгевден Софьи Карловны, личной фрейлины императрицы,
    3. Верещагина Ивана , повара,
    4. Волкова Алексея Андреевича, камердинера,
    5. Гендриковой Анастасии Васильевны, фрейлины,
    6. Гиббса Чарльза Сиднея (Ивановича), преподавателя английского языка- гражданина Великобретании,
    7. Гусева Ермолая, лакея,
    8. Демидовой Анны Степановны, комнатной девушки,
    9. Деревенко Владимира Николаевича, доктора медицины,
    10. Дмитриева Алексея Николаевича, парикмахера,
    11. Долгорукова Василия Александровича, бывшего гофмаршала,
    12. Дормидонтова, лакея,
    13. Живой Екатерины, прислуга при Шнейдер Е.А.,
    14. Жильяра Пьера (Петра Андреевича), воспитателя Наследника Цесаревича – гражданина Швейцарии,
    15. Журавского Франца,официанта,
    16. Занотти Магдалины Францевны, камер-капфера,
    17. Иванова Сергея Ивановича, Лакея.
    18. Карпова Михаила, служителя,
    19. Киселева, лакея,
    20. Кирпичникова Александра Петровича, писца,
    21. Кокичева, повара.
    22. Макарова Степана, помощника Чемодурова,
    23. Марии (фамилия неизвестна), прислуга при Шнейдер,
    24. Межанц Паулины Касперовны, прислуга при Гендриковой.
    25. Михайлова Сергея, кухонного служителя,
    26. Нагорного Клементия Григорьевича, слуги,
    27. Николаевой Викторины Владимировны, воспитательницы Гендриковой,
    28. Пюрковского Франца, кухонного служителя,
    29. Рожкова, заведующего погребом,
    30. Романовой Анны Павловны, комнатной девушки,
    31. Седнева Ивана Дмитриевича, детского лакея,
    32. Седнева Леонида Ивановича, поварского ученика,
    33. Смирнова, служителя,
    34. Ступеля, гардеробщика,
    35. Татищева Ильи Леонидовича, генерал-адъютанта,
    36. Теглеву Александру Александровну, няню детей,
    37. Терехова, кухонного служителя,
    38. Труппа Алоизия Егоровича, лакея,
    39. Тутельберг Марии Густавовны, камер-югофера,
    40. Тютина, лакея,
    41. Уткиной Анны Яковлевны, комнатной девушки,
    42. Харитонова Ивана Михайловича, повара,
    43. Чемодурова Терентия Ивановича, камердинера,
    44. Шнейдер Екатерины Адольфовны, гофлектриссу,
    45. Эрсберг Елизавета Николаевна, помощницу Шнейдер Е.А.
    46. Знамеровского Петра Людвиговича,
    47. Знамеровской Веры Михайловны,
    48. Лебедевой Серафимы Семеновны,
    49. Борунова Петра Яковлевича,
    50. Челышева Василия Федоровича,
    51. Смирнов Сергей Николаевич,
    52. Мальцева
    и выдать Главе Российского ИМПЕРАТОРСКОГО Дома Е.И.В. Великой Княгини Марии Владимировне (Романовой Марии Владимировне) справки об их реабилитации.
  2. Провести проверку по настоящему заявлению о реабилитации и составить по материалам проверки заключение в соответствии со ст. 8 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий».
  3. В случае, если Генеральная прокуратура Российской Федерации сочтет, что отсутствуют основания для реабилитации какого-либо лица, указанного в заявлении, составить заключение об отказе в его реабилитации и направить дело (материалы проверки, собранные прокуратурой) с отрицательным заключением прокурора в суд в соответствии со ст. 9 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий»(ч.3 ст. 8 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий»), а также сообщить Главе Российского ИМПЕРАТОРСКОГО Дома Е.И.В. Великой Княгини Марии Владимировне об отказе выдать справку о реабилитации и юридические основания отказа в реабилитации указанного лица.
  4. В случае принятия решения об отказе о направлении собранного прокуратурой материала (дела) с отрицательным заключением прокурора в отношении какого-либо лица в компетентный суд в соответствии со статьей 9 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий»(ч.3 ст. 8 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий») сообщить Главе Российского ИМПЕРАТОРСКОГО Дома Е.И.В. Великой Княгини Марии Владимировне юридические основания подобного решения со ссылкой на норму права конкретного закона.
  5. О принятых решениях по заявленным Главой Российского ИМПЕРАТОРСКОГО Дома Е.И.В. Великой Княгиней Марией Владимировной правовым требованиям, изложенным в заявлении о реабилитации, прошу сообщить мне в письменной форме по адресу: 109004, г.Москва, ул. Воронцовская, д. 13/14, стр. 1, Московская коллегия адвокатов «Адвокатская лига».

Приложения :

  1. Копия доверенности от «25» сентября 2006 г.
  2. Ордер № 185 от «17» и ю л я 2009 г.
  3. Книга «В подвале Ипатьевского дома. Реабилитация Святых Царственных Страстотерпцев и защита прав и законных интересов Российского Императорского Дома в 1995- 2008 гг.»авторы А.Н. Закатов, Г.Ю. Лукьянов, Документы и материалы, Изд. 1–е.– М., 2009.– 434 с.;ил.

С глубоким уважением и надеждой,

Адвокат Главы Российского ИМПЕРАТОРСКОГО
Дома Е.И.В. Великой Княгини Марии Владимировны

Г.Ю. Лукьянов

г. Москва, «17» и ю л я 2009 г.»

По этому заявлению 16 октября 2009 года Генеральная прокуратура РФ приняла решение о реабилитации 52 репрессированных служителей Императора Николая II, его Августейшей Семьи и других Членов Российского Императорского Дома.

30 октября Г.Ю. Лукьянов получил из Генеральной прокуратуры РФ письмо, в котором сообщалось, что обращение Великой Княгини Марии Владимировны рассмотрено и удовлетворено.

К письму прилагались 23 справки о реабилитации лейб-медика Е.С. Боткина, фрейлины баронессы С.К. Буксгевден, камердинера А.А. Волкова, фрейлины графини А.В. Гендриковой, гувернера Ч.С. Гиббса, комнатной девушки А.С. Демидовой, лейб-хирурга В.Н. Деревенко, гофмаршала князя В.А. Долгорукова, гувернера П. Жильяра, дядьки св. страстотерпца Цесаревича и Великого Князя Алексия Николаевича К.Г. Нагорного, детского лакея И.Д. Седнева, поварского ученика Л. Седнева, генерал-адъютанта графа И.Л. Татищева, лакея А.Е. Труппа, повара И.М. Харитонова, камердинера Т.И. Чемодурова, гоф-лектриссы Е.А. Шнейдер, жандармского полковника П.Л. Знамеровского, В.М. Знамеровской, служащей Петроградской центральной электростанции С.С. Лебедевой, шофера Великого Князя Михаила Александровича П.Я. Борунова, камердинера Великого Князя Михаила Александровича В.Ф. Челышева и секретаря и управляющего делами Е.В. Княгини Крови Императорской Елены Петровны С.Н. Смирнова. В отношении остальных реабилитированных 29 лиц справки пока не оформлены, так как о них еще нет полных биографических данных.

Реабилитация была проведена по статье 1 и пунктам «б»и «е»статьи 3 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий».

«Глава Дома Романовых считает решение Генпрокуратуры законным и обоснованным, соответствующим духу и букве закона», — сказал адвокат Императорской Семьи.

Ранее, отвечая на вопрос газеты «Нью-Йорк Таймс»: «СМИ сообщают, что Императорский Дом отправил запрос на реабилитацию еще 52 человек. Вы можете подтвердить эту информацию и рассказать подробно о некоторых, кого хотят реабилитировать, в частности, кем они служили, и как закончилась их жизнь? Почему важно тоже их реабилитировать?», Глава Российского Императорского Дома подробно высказалась о своем отношении к репрессированным служителям Российского Императорского Дома и о необходимости их реабилитации: «Когда произошла революция, многие офицеры, священники, придворные и другие приближенные испугались и покинули своего императора и великих князей. Не будем судить этих людей слишком строго. Ведь даже апостолы оставили Спасителя, когда Он был подвергаем мучениям и распятию. Но на этом фоне особенно возвышенно и благородно выглядит подвиг тех, кто сохранил верность Дому Романовых тогда, когда это сулило уже не выгоды и почести, а страдания и смерть. Для меня это святые мученики, которых я почитаю также как и моих казненных родных. Я не подавала сразу заявление об их реабилитации, во-первых, потому, что мы всегда тщательно готовимся и собираем, по мере возможности, архивные документы и сведения на каждого репрессированного, а во-вторых, потому что я хотела предоставить родственникам казненных возможность самим обратиться за реабилитацией их предков. Поскольку этого не произошло, я поручила своему адвокату Герману Лукьянову подготовить и подать соответствующие документы. Обо всех из 52 человек у нас есть информация, но конечно, рассказывать о каждом из них подробно сейчас займет много времени. Назовем некоторых. Доктор Евгений Боткин, представитель славного русского рода, сын великого врача-физиолога Сергея Боткина, имя которого носит одна из крупнейших больниц Москвы. Большевики предлагали Евгению Боткину свободу, но он отказался покинуть царскую семью, хотя у него не было ни малейшей иллюзии в том, что предстоит ей и всем, кто остается вместе с ней (о чем свидетельствуют его письма родным из заключения). Еще трое служителей царской семьи, расстрелянные в Ипатьевском доме – горничная Анна Демидова, повар Иван Харитонов и лакей Алексей Трупп. Они были простыми ни в чем не повинными людьми. Конечно, для большевиков сам по себе факт нахождения при царской семье уже был преступлением. Но у Демидовой и Харитонова довольно распространенные русские фамилии, они могли запросто затеряться на необъятных просторах России. Лакеем-немцем тоже специально никто не стал бы заниматься. Но они остались с царской семьей и приняли страшную смерть. Генералы Илья Татищев и князь Василий Долгоруков, фрейлина графиня Анастасия Гендрикова, гоф-лектрисса Екатерина Шнейдер, матрос Климентий Нагорный и лакей Иван Седнев проследовали за царской семьей, но были насильственно разлучены с ней в Екатеринбурге и вскоре казнены. Они не были вместе с семьей в момент расстрела, но они такие же мученики верности, как доктор Боткин и другие. Были среди приближенных и те, кому удалось выжить. Например, воспитатель цесаревича Алексея Николаевича швейцарский подданный Пьер Жильяр, преподаватель английского языка британский подданный Чарльз Гиббс, ставший впоследствии православным монахом и священником… Но они тоже жертвы репрессий. Их лишали свободы, над ними издевались, их права нарушались. Есть еще люди, судьба которых неизвестна. Например, часто упоминают поваренка Леонида Седнева – мальчика, которого накануне расстрела царской семьи, якобы, отпустили. Этот факт приводится как пример относительного «гуманизма»большевиков. Но что с мальчиком стало в дальнейшем, никому неизвестно. Некоторые исследователи предполагают, что позднее он был также казнен. Как видите, в списке, поданном мною в Генеральную прокуратуру, есть представители всех сословий России, многих национальностей, разных профессий, нескольких вероисповеданий. В этом окружении царской семьи, как в капле воды, отражается весь наш многострадальный народ. Служителей Императорского Дома подвергали репрессиям и казнили за то, что они сохранили чувство долга и преданность идеалам христианской цивилизации. Они не преступники, а герои и образцы для подражания. Поэтому их право на доброе имя должно быть официально восстановлено государством».

Please publish modules in offcanvas position.