Российский
Императорский Дом

Официальный сайт
Династии Романовых

Фейсбук

07 сентября 2020

2020-09-06 В Новоспасском монастыре совершена панихида по Великой Княгине Марии Павловне Старшей в день 100-летия её кончины (24 августа/6 сентября 1920 года)

6 сентября 2020 года в Новоспасском ставропигиальном мужском монастыре, в Усыпальнице Рода Романовых и Е.И.В. Благоверного Государя Великого Князя Сергия Александровича – храме св. Романа Сладкопевца, по благословению наместника обители Высокопреосвященного Митрополита Воскресенского Дионисия, Управляющего делами Московской Патриархии и первого Викария Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, была совершена панихида по Августейшей прабабушке Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыни Великой Княгини Марии Владимировны - Благоверной Государыне Великой Княгине Марии Павловне, Президенту Императорской Академии Художеств в 1909-1917 гг.

 

Поскольку в этот же день исполнилось 490 лет со дня рождения Царя Иоанна IV Грозного (24 на 25 августа по юлианскому календарю1530 г.), на заупокойном Богослужении поминалось и его имя.

 

Панихиду отслужил начальник Управления Канцелярии Главы Российского Императорского Дома по историко-мемориальной деятельности иеромонах Никон (Левачёв-Белавенец).

 

 

***

 

Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, Благочестивейшему Благоверному Государю Царю и Великому Князю Иоанну Василиевичу и Благоверной Государыне Великой Княгине Марии Павловне, и сотвори им вечную память!

 

 

***

 

Публикуемый исторический источник – некролог, опубликованный в 1921 году к первой годовщине со дня смерти Великой Княгини Марии Павловны Старшей в эмигрантском журнале «Двуглавый Орел».

 

Статья содержит некоторые субъективные оценки и сведения, подлежащие дополнительному изучению. Но её ценность заключается в живости восприятия событий очевидцем, в неподдельной искренности автора, в приведении им собственных впечатлений, в передаче общей атмосферы, воцарившейся после Революции. Это красноречивое свидетельство отношения к личности и деятельности Великой Княгини Марии Павловны её современников.

 

Публикуемый текст принадлежит перу Л.А. Сенько-Поповского

 

Леонид Александрович Сенько-Поповский (13 апреля 1885 – до 22 августа 1931).

 

Окончил Московский Императорский лицей. С 1907 г. служил по ведомству МВД. Чиновник по особым поручениям при Министре внутренних дел (1911-16). Откомандирован в распоряжение товарища министра внутренних дел и командира Отдельного корпуса жандармов. Исполняющий должность секретаря при П.Г. Курлове и В.Ф. Джунковском.

 

 Исполняющий должность Черноморского вице-губернатора (1916-1917). В годы Гражданской войны - последний Городской голова Новороссийска. Коллежский асессор, подполковник.

 

Публицист и общественно-церковный деятель. Действительный член Общества возрождения художественной Руси (с 1915). Сотрудник Российского Красного Креста.

 

Эмигрировал в Грецию (1919), затем переехал в Германию. Товарищ председателя приходского совета православного храма в Гамбурге. С 1923 жил также во Франции в Ле Пекк (под Парижем). С 1923 член Союза ревнителей памяти Императора Николая II. С 1926 член Общества в память Императрицы Александры Федоровны. Скончался в Гамбурге (Германия).

 

***

 

Светлой памяти

Ее Императорского Высочества

Великой Княгини Марии Павловны

 

24 августа текущего года наступает первая годовщина дня, когда чуждая хладная земля покрыла останки безвременно угасшей в изгнании ВЕЛИКОЙ КНЯГИНИ МАРИИ ПАВЛОВНЫ СТАРШЕЙ, ещё одной жертвы Российского лихолетия, не вынесшей всех выпавших на её долю тягот.

 

В эти дни каждому русскому сердцу, любящему свою Родину, хочется вспомнить Почившую ВЕЛИКУЮ КНЯГИНЮ, Имя которой тесно связано со всем тем добром, которое делала для Русского народа Царская Семья.

 

Кто из нас не знает и не помнит той широкой благотворительности, которой много лет тому назад, в дни былой славы и величия России, той России, пред которой дрожал весь мiр, в дружбе которой заискивали, мощи которой боялись, начала свою работу в новом своем Отечестве Красавица Супруга ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА АЛЕКСАНДРОВИЧА, в новом Отечеств, к которому она засим горячо привязалась и полюбила.

 

Помощь нуждавшимся оказывалась по-царски, щедрой рукой. Богадельни, приюты, дом трудолюбия – вот то, что мне здесь на чужбине приходит сейчас на память.

 

А кто из живших в Петербурге не вспомнит тех ежегодных грандиозных благотворительных базаров, которые устраивались Почившей ВЕЛИКОЙ КНЯГИНЕЙ, привлекавшей к участию в них все Петербургское общество!

 

Занимаясь широкой благотворительностью, ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ одновременно стоит во главе Российской Академии Художеств.

 

Но вот бьёт грозный час, наступает Великая война. Народное бедствие тотчас находит отклик в любвеобильном сердце ВЕЛИКОЙ КНЯГИНИ, которая немедленно формирует и посылает санитарный поезд, санитарные автомобильные отряды, лазарет на передовые позиции и т.д. Все участники Великой войны знают, какую помощь нашей армии, ранены и больным воинам оказала числившаяся в рядах её Августейший Шеф Драгунского Её Имени полка ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ МАРИЯ ПАВЛОВНА.

 

Но этим ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ не довольствуется. Её доброму сердцу всё кажется мало. Она устраивает в своем дворце склад белья, работать куда сзывает Петербургских дам, устраивает особый склад готовых вещей, которыми одевает всех выходящих из лазаретов, а также  воинов, возвращающихся из Германского плена.

 

Щедрой рукой помогала ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ и беженцам, покинувшим родной кров. Мне вспоминается зимняя стужа, вьюга и мороз в Оренбурге зимой в конце 1915 г., куда с прифронтовой полосы попало много десятков тысяч беженцев, раздетых и не обутых. Помню счастье, слёзы и радость тех, кому в эту тяжёлую минуту роздали полушубки и др[угую] тёплую одежду, присланную МАТУШКОЙ ВЕЛИКОЙ КНЯГИНЕЙ.

 

Работая не покладая рук, ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ в феврале рокового для России 1917 г. едет полечиться в Кисловодск, где Её и застало начало смуты и где пришлось остаться и испытать на себе всю неблагодарность обманутого кучкой предателей русского народа. Тяжело жилось ВЕЛИКОЙ КНЯГИНЕ, вскоре завоевавшей себе в районе Минеральных Групп большие симпатии и популярность среди лояльного туземного населения.

 

Пишущему эти строки известны случаи оказания Ей, даже в эту ужасную годину, Царских почестей при посещении ВЕЛИКОЙ КНЯГИНЕЙ окрестных жителей, что приводило в ярость большевиков, только что начинавших тогда своё злое дело. Можно представить себе впечатление, какое должно было производить на обнаглевших воров и убийц эскорты всадников-туземцев, присылавшихся к Ней для охраны во время Её редких выездов куда-либо в окрестности, почетные караулы и титулование полным, по закону присвоенным, титулом.

 

И местный совдеп, предупрежденный верным туземным населением, что ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ их гостья и находится под их охраной, тогда ещё не смел расправиться с Царственной Пленницей так, как то ему хотелось, но большевики сделали всё, чтобы отравить и сделать нестерпимой жизнь ВЕЛИКОЙ КНЯГИНИ.

 

Двадцать два раза они производили у Неё обыск и ограбили всё, что удалось найти. Мужество ВЕЛИКОЙ КНЯГИНИ, самообладание и достоинство, с которым она храбро разговаривала с производившими обыск комиссарами, несмотря на угрозы убить её, производили в них сильное впечатление.

 

Был случай, когда после одного из очередных обысков комиссар заявил, что ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ вызвала у него чувство стыда за содеянное им.

 

Сколько тяжелых мыслей и дум пришлось пережить всем близким, окружавшим ВЕЛИКУЮ КНЯГИНЮ, когда как-то раз большевики явились поздно вечером, всех выгнали и оставили ВЕЛИКУЮ КНЯГИНЮ одну с комиссарами, угрожавшими Её жизни. Казалось, надежды на спасение не было. Но Бог смилостивился. И на этот раз ограничились очередными издевательствами и грабежом. Но вскоре ВЕЛИКОЙ КНЯГИНЕ пришлось бежать в горы, сначала на несколько дней, а потом вторично скрываться в горах в течение шести недель, причем пришлось бежать внезапно, ночью, в холодное время, легко одетой, в ночных туфлях, и искать себе приюта.

 

Живя в такой обстановке, сама во всём нуждаясь и отказывая себе во всём, ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ и здесь не забывает других и помогает. С чувством самой горячей и сердечной благодарности вспоминают эту помощь те нуждавшиеся русские, кого она выручила в это тяжелое время. Мне известен случай, когда одна большая семья была в безвыходной нужде. Узнавши об этом, ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ и тут пришла на помощь. Главе семьи поручается продать какую-то бриллиантовую вещь. Из вырученной суммы ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ даёт щедрую «комиссию», на время обеспечившую нуждающуюся семью.

 

Но вот, пришли добровольцы; большевики изгнаны, ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ освобождена и, получив полную возможность уехать за границу, не покидает России, а остаётся переживать все невзгоды вместе с обезумевшим русским народом.

 

В период, когда нависла угроза над Минеральными Группами, ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ переезжает в Анапу, захудалый городок Кубанской области на берегу Черного моря, и поселяется здесь в чрезвычайно скромной обстановке, полной всяких лишений, без каких бы то ни было минимальных культурных удобств.

 

В начале 1920 г. Анапу сменяет Новороссийск, переполненный беженцами, войсками, больными и ранеными. Наступают последние дни Добровольческой Армии.

 

Для ВЕЛИКОЙ КНЯГИНИ, к огромной скорби жителей города, быть может, никогда до Неё и не дошедшей, не нашлось в городе комнаты, и она поселилась в вагоне на полотне железной дороги близ пристани, в очень тяжелых условиях, приютив у себя даже  в этой обстановке многих оставшихся без крова.

 

Любовь к России удерживает Её до последней минуты на земле Её второй Отчизны, которую она покинула лишь с наступлением крайнего срока, продав последние ценные вещи и увозя на вырученные деньги на частном итальянском пароходе (на пароходе «Семирамида» - прим. ред.) многих неимущих русских беженцев, не имевших возможности уехать из-за отсутствия средств.

 

Большая работа для армии в период войны, лишения, невзгоды, скитания, оскорбления и тяжелые переживания в период смуты, потеря имущества, разгром дворцов и крушение Её второй любимой Родины, могущественнейшей Империи, стойкость и мужество, с которыми Она всё это переносила, подорвали здоровье ВЕЛИКОЙ КНЯГИНИ, и попав за границу, Она через несколько месяцев скончалась вдали от Родины, в Contrexville, в маленькой скромной гостинице, счастливая, что имела возможность провести последние дни жизни в кругу своих детей: Она похоронена там же, в церкви Св[ятого] Владимира, утроенной на Её средства и освященной в 1914 году, как бы в предчувствии, что ей придётся найти упокоение под её сенью.

 

Покидая землю и уходя в иной мiр, она умерла со словами о России, которую так любила и к которой была так привязана.

 

Спи с миром, настрадавшаяся Царственная Изгнанница, на временно приютившей тебя чужой земле! Воскресшая Россия, опомнившись от содеянного, - благодарной памятью вспомнит о Тебе и, со стыдом преклонив колена у скромной гробницы Твоей, перенесет прах Твой на Священные для нас берега Невы, под своды Храма, хранителя славы и величия той России, которую Ты вместе с нами так любила, гибель которой так оплакивала и крушение которой свело Тебя в могилу. Мир …  измученной душе Твоей!

 

***

Сенько-Поповский Л.А. Светлой памяти Её Императорского Высочества Великой Княгини Марии Павловны // Двуглавый Орел, 1921, 15/28 августа. – Вып. 14. – С. 3-6. Текст приведен в современной орфографии с сохранением особенностей авторского написания

Please publish modules in offcanvas position.