Российский
Императорский Дом

Официальный сайт
Династии Романовых

Старая версия

01 июля 2010

Последнее интервью Великой Княгини Леониды Георгиевны

В преддверии 40-дня с момента кончины Е.И.В. Вдовствующей Государыни Великой Княгини Леониды Георгиевны газета «Завтра»опубликовала последнее интервью Ее Императорского Высочества, данное ею накануне Дня своего 93-летия

Ответы Е.И.В. Вдовствующей Государыни Великой Княгини Леониды Георгиевны на вопросы М. Болотовского, 4 октября 2007 года. Последнее интервью. Публикуется впервые.

Ваше Императорское Высочество, поздравляем Вас с наступающим днем рождения. Вы одна во всем нынешнем Российском Императорском Доме родились еще до октябрьского переворота 1917 года, то есть в Российской Империи. Что запомнилось Вам из тех лет?

Спасибо за поздравление. В моем возрасте день рождения – это уже праздник сомнительный. Лишнее напоминание о том, сколько прожито, и как мало осталось. Но если посмотреть с другой стороны, в такой день приятно перенестись мыслями в прошлое, вспомнить самые светлые моменты. Как и большинство моих ровесников, я иногда забываю что-то недавнее. А вот картины былого встают с такой ясностью, которой раньше не было из-за мыслей о текущих делах, загруженности текущими проблемами.

Мое детство выпало на суровые, страшные годы. Первая Мировая война, революция, первая эмиграция, возвращение на Родину, коммунистические репрессии, страх за родных и за себя, оскорбления самого святого и дорогого и, наконец, вторая эмиграция, во время которой завершилось мое взросление и формирование моей личности.

Мне очень повезло с родителями. Они безгранично любили и уважали друг друга. Обычно в семьях всё лучшее отдают младшим детям. А папа считал иначе. Он нас воспитывал в сознании, что всё лучшее должно быть для мамы. Конечно, на самом деле мама нас баловала и всё в конце концов старалась сделать именно для нас. Но мы уже не воспринимали это как должное, а чувствовали благодарность и научились делиться всем и между собой, и с чужими людьми.

Революция принесла много горя. В 1918 году в Пятигорске во время Красного террора большевики казнили дедушку Князя Александра Ираклиевича. Папу арестовывали и хотели получить против него показания крестьян в нашем имении. Но ни один не стал клеветать на папу. Все сказали: «Он был нам как отец».

Сознание маленьких впитывает в себя прежде всего хорошее. Из детских воспоминаний приходит на ум история про старинную церковь, в которой были выбиты окна. В нее залетали птицы и оставляли внутри церкви следы, перья и прочее. Папа, когда узнал об этом, велел вставить стекла, что и сделали. И тут тяжело заболел мой брат Ираклий. Уже его жизнь была под угрозой. И вдруг пришла какая-то незнакомая пожилая женщина и сказала: «Это случилось, потому что Вы не пускаете птиц в храм». Она ушла, и никто ее больше не видел, и никто не знал, откуда она. Окна в храме открыли, птицы вновь туда стали залетать, а брат вскоре поправился. Такой вот был загадочный и таинственный случай, который нам, наверное, говорит о том, что Богу дорого всё его создание, что у Него есть какие-то неисповедимые пути. А мы часто думаем, что делаем правильно и благочестиво, а на самом деле удаляемся от Бога.

Помню историю про то, как наш кот спас нас от голода. В нашей семье всегда любили животных. В 1920-е гг. в Тифлисе у нас жил кот. Пища была скудная, но мы его, как могли, подкармливали. И вот как-то раз дело стало совсем плохо. Есть вообще нечего. И вдруг появляется наш кот и тащит в зубах довольно большой кусок мяса. Где он его стащил? Почему не съел сам, а принес нам? Понятно, когда сытый кот приносит хозяевам пойманную мышку или птичку как трофей. А ведь наш кот был голодным. Удивительная, необъяснимая вещь! Мы наелись сами и, конечно, вдоволь накормили нашего «благодетеля». С тех пор никто не убедит меня, что животные живут только инстинктами, что у них нет начатков интеллекта и что они не способны любить.

Помню советскую школу, в которой нам пытались привить новую мораль, уничтожить в нас религиозную веру, совершая на наших глазах кощунства над святыми предметами. Когда я рассказала бабушке, какие стихи нам велят заучивать, она сказала: «Это не надо учить. Выучи «Был у Христа Младенца сад…». Для того, чтобы так сказать, требовалось тогда большое мужество, ведь ребенок мог проговориться, не отдавая себе отчет, что для бабушки это может стать обвинительным приговором. Но даже мы, малыши, уже были приучены к молчанию.

В 1991 году, после 60-летнего перерыва, Вы вместе с супругом, Главой Российского Императорского Дома Великим князем Владимиром Кирилловичем побывали в России и с тех пор приезжали на Родину более 30 раз. Узнали ли Вы тогда Россию? Сильно ли она изменилась? Меняется ли теперь. И к лучшему ли?

Я покинула Родину, когда наш народ жил в страхе и рабстве. Потом произошли некоторые изменения. После смерти Сталина режим немного смягчился, но по большому счету все осталось по-прежнему. И в любом случае, эти перемены мы наблюдали со стороны. А в 1991 году мы воочию увидали совсем другую страну, совсем другой народ. Не тех, кто днем славословил вождей, а ночью трепетал от каждого скрипа и шороха, ожидая ареста, а людей, осознавших, что свобода есть бесценный дар Божий. Мы были до слез обрадованы увидеть, что коммунистам не удалось уничтожить религию. Люди потянулись в сохранившиеся храмы, многие из которых еще находились в руинах. Радость от встречи с Родиной не помешала нам увидеть, что еще много трудностей. После воодушевления пришли новые проблемы и разочарования. Но самое главное свершилось – Россия избавилась от безбожного и бесчеловечного режима.

По рождению Вы принадлежите к роду Багратион-Мухранских, потомкам правившего в Грузии Дома Багратиони, по браку – к Дому Романовых. Кем Вы ощущаете себя: грузинской, русской? Что для Вас Грузия? И что для Вас Грузия сегодняшняя?

Я всегда говорила, что очень люблю Грузию, но с тех пор, как стала супругой Великого Князя Владимира Кирилловича интересы России для меня превыше всего. Грузия – моя малая Родина и в тоже время часть того великого исторического пространства, которое именовалось Российской Империей, которое созидалось многовековыми совместными усилиями русских, грузин и еще многих и многих народов, каждый из которых велик и значим по-своему, но которые объединены общими ценностями всероссийской цивилизации. Грузия древнее государство. Она имеет право на самобытность. Ее желание быть самостоятельной нужно уважать и во всяком случае нельзя покушаться на него силой. Но подлинно самостоятельная Грузия без России и вопреки России немыслима. Грузия не всегда относится правильно к России. Случалось, и Россия была несправедлива к Грузии. Но все равно мы братья, объединенные православной верой историей. Мне больно видеть, как политики ради сиюминутной мнимой выгоды стравливают наши народы вопреки их, да в конечном итоге, и своим собственным интересам. Молюсь, чтобы это скорее прошло.

Судьба сводила Вас с такими историческими фигурами как Максим Горький, Ф. Франко, Б. Муссолини, и они сыграли заметную роль в Вашей жизни на разных ее этапах. Общественное мнение в России неоднозначно оценивает этих людей сегодня. Что Вы можете сказать о них?

М. Горький бывал у нас еще до революции. Опять же из детских впечатлений вспоминаю, как он увлеченно рассказывал мне, маленькой девочке, про лес, про природу, как учил искать и собирать грибы. Он был замечательный писатель, очень яркий человек. Увы, безбожие и запутанность политических воззрений заставили его посвятить свой талант поддержке страшной тоталитарной власти, которую он одно время сам же обличал. Но в его могучей русской душе были проблески самых лучших национальных качеств. Он был сострадателен, старался спасать людей, даже если они были ему чужды идейно. Горький пытался (правда, безуспешно), спасти от расстрела Великого князя Николая Михайловича, известного историка. Однако Ленин ответил: «Революция не нуждается в историках», и Николай Михайлович был казнен вместе с тремя другими Великими князьями в Петропавловской крепости. И все же Горькому удалось помочь выехать из Советской России князю императорской крови Гавриилу Константиновичу, нашей семье, еще некоторым людям, которые неминуемо стали бы жертвами репрессий. В тоже время Горький восхвалял Ленина и Сталина, восхищался концлагерями, обосновывал террор и геноцид фразами вроде «Если враг не сдается, его уничтожают». Как это объяснить? Революция – это помрачение души, воли и рассудка. После разрушения традиционных устоев всё перемешалось настолько, что стерлась грань между палачами и жертвами. Горький согласился на службу палачам, но он был и жертвой. Талант его неоспорим, а меру добрых и злых дел каждого знает только Господь.

С Б. Муссолини мне приходилось встречаться. Это был крупный политический деятель, сначала левый, потом разочаровавшийся в социализме. Созданное им фашистское движение не надо путать с национал-социализмом Гитлера. Итальянский фашизм, особенно поначалу, был совершенно чужд ксенофобии. Это была идея национального единства и прогресса с опорой на традиционные ценности, что многих привлекало. Муссолини действовал диктаторскими методами, у него была своего рода мания величия, но он, в отличие от нацистов, хотя бы формально не порывал с Церковью и был лоялен к институту монархии. Для значительной части русских эмигрантов итальянский фашизм стал чуть ли не эталоном. К сожалению, впоследствии Муссолини все больше и больше подпадал под влияние Гитлера, который втянул его в Мировую войну. Очень быстро его режим деградировал и проявил свою историческую несостоятельность. Скорее всего, крах Муссолини был обусловлен тем, что он не верил искренно в Бога и не был по настоящему предан своему государю. Но его бессудная казнь и глумление над его трупом выглядят отвратительно и показывают, что его политические противники были по крайней мере ничем не лучше его.

С Ф. Франко нас связывали гораздо более тесные отношения, можно сказать, дружба. Его режим не был ни национал-социалистическим, ни фашистским. Франко был авторитарным правителем, но другого в то время и быть не могло. Он спас Испанию от тоталитаризма, от массового коммунистического террора, потом вывел ее в число ведущих европейских государств. Франко был глубоко верующий человек, христианин. Он понимал необходимость восстановления легитимной монархии и сделал все, чтобы это произошло. Совершались при нем и жестокости, но они все равно несоизмеримы с тем, что могло бы быть, если бы в Гражданской войне победу одержали красные. Франко хватило государственной мудрости встать на путь национального примирения. Он воздвиг мемориал жертвам Гражданской войны – и белым, и красным. И сам он теперь покоится там, среди друзей и врагов, все которые были, тем не менее, испанцами. Франко создал дорожно-транспортную сеть, при нем в Испании появилось социальное законодательство, подобного которому тогда не было нигде в Европе. Испания очень многим ему обязана.

Когда Ф. Франко принял нас в Великим Князем, он, могущественный правитель, по традиции преклонил перед нами, изгнанниками без гражданства, одно колено, проявляя тем самым уважение к Императорскому Дому как символу исторической России. Он был мудрый, чуткий, отважный и глубокий человек. Беседы с ним, его советы, его моральная поддержка очень много для нас значили.

Верите ли Вы в то, что монархия имеет будущее в России, а если да, то что внушает Вам такую мысль?

Россия была монархией более тысячи лет. Республиканское устройство пока существует меньше века, только 90 лет (это меньше, чем мне). Из них 74 года утопической партийной диктатуры, погубившей миллионы людей. Не думаю, что такой, прямо скажем, не слишком удачный опыт мог полностью стереть из сознания соотечественников монархический идеал государства-семьи. Убеждена, что монархия является наиболее органичным и естественным для России строем. В нашей великой многонациональной стране никакой другой принцип государственной власти не позволит столь же эффективно осуществлять функцию верховного арбитража, кроме как историческая законная наследственная монархия, не обязанная властью никому и в силу этого стоящая над партиями и любыми частными интересами. Я верю, что монархия будет восстановлена. Но решить этот вопрос может только наш народ. Это должно быть осознанное решение, основанное на понимании всех основных достоинств и недостатков и монархической, и республиканской систем и добровольном выборе того, что отвечает народным чаяниям. Российский Императорский Дом будет стараться приносить пользу России в любом случае, какой бы строй в ней ни существовал. В этом духе мы с Великим Князем воспитывали нашу дочь Великую княгиню Мария Владимировну, которая сейчас возглавляет нашу династию. А она готовит к тому же своего сына и наследника Великого Князя Георгия Михайловича. Я им стараюсь помогать и благодарю Бога, что Он послал мне возможность увидеть начало возрождения моей Родины.

Опубликовано с небольшими сокращениями: Слово перед уходом… Беседа Е.И.В. Вдовствующей Государыни Великой Княгини Леониды Георгиевны с Михаилом Болотовским // Завтра, 2010, июнь-июль; № 26 (867).

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/10/867/61.html

Please publish modules in offcanvas position.