Российский
Императорский Дом

Официальный сайт
Династии Романовых

Фейсбук

10 сентября 2007

Ответы Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыни Великой Княгини Марии Владимировны на вопросы Агентства Франс-Пресс

Ответы Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыни Великой Княгини Марии Владимировны на вопросы Агентства Франс-Пресс

10 сентября 2007 г. Глава Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыня Великая Княгиня Мария Владимировна ответила на вопросы корреспондента Агентства «Франс-Пресс». Интервью было опубликовано Агентством во французском переводе со значительными сокращениями и, как следствие, с некоторыми искажениями смысла высказываний. Ниже приводится полный текст интервью в том виде, как оно было дано Великой Княгиней на русском языке

Ваше Высочество, какова Ваша реакция на предполагаемое обнаружение останков Цесаревича Алексея и Великой Княжны Марии?

Полагаю, что пока рано делать какие-то выводы. Некие останки только что обнаружены. Некоторые исследователи предполагают, что есть доля вероятности их принадлежности цесаревичу Алексию и великой княжне Марии Николаевне. С другой стороны, есть много сомневающихся. Необходимо профессиональное, независимое и открытое исследование.

Верите ли Вы в их подлинность, а также в подлинность останков, перезахороненных в Санкт-Петербурге в 1998 году?

Я очень хотела бы в это верить. К сожалению, история с останками, найденными ранее и приписываемыми царской семье, заставляет меня относиться к любым новым известиям в этой области с большой осторожностью. В 1998 году определенные политические силы хотели во что бы то ни стало объявить останки царскими и похоронить их в нашей родовой усыпальнице. Но экспертиза не была безупречной. У многих ученых, священнослужителей, у общества в целом остался ряд серьезных вопросов, на которые Правительственная комиссия не дала удовлетворительного ответа. В конце концов возникли подозрения, что решение о признании останков подлинными было принято до всяких экспертиз. Какие бы цели ни преследовали сторонники такого подхода, они совершили большую ошибку. Вместо духовного торжества всенародного покаяния и очищения получилось политическое шоу, ставшее поводом для новых конфликтов. Я полностью разделяю позицию Патриарха Алексия, который от лица Русской Православной Церкви заявил, что не находит достаточных оснований для признания екатеринбургских останков мощами царственных мучеников.

Считаете ли Вы, что Россия выказала достаточно уважения к останкам, обнаруженным в Екатеринбурге в 1998 и в этом году?

Любые останки, независимо от того, царские они, или нет, достойны того, чтобы к ним относились с уважением. Тем более, если речь идет о жертвах коммунистического террора. Использовать останки замученных людей в политических целях недостойно. Это пляска на костях.

Доверяете ли Вы проводящим расследование инстанциям?

Правительственная комиссия, занимавшаяся екатеринбургскими останками в 1993-1998 гг., в начале своей деятельности встретила наше доверие и сотрудничество. Переписка с комиссией хранится в нашем архиве и по ней можно проследить все перипетии этих взаимоотношений. Нас долгое время уверяли, что всё доказано, что вопросов не осталось, что Церковь согласна и т.д. Мы были очень рады и полагали, что против подлинности останков выступают лишь некоторые маргинальные силы. Но когда в мае 1998 г. моя мать великая княгиня Леонида встретилась с патриархом Алексием, и его святейшество рассказал ей о церковной позиции, мы поняли, что комиссия дезинформировала нас об отношении Церкви и вообще о сути проблем идентификации. Это нас потрясло, и наше доверие Комиссии пропало, о чем мы заявили. Кстати, забавно, как изменилась стилистика писем и тон заявлений Комиссии после того, как мы высказали нашу солидарность с Церковью. Если раньше письма мне адресовались «Главе Российского Императорского Дома», и в них было обращение «Ваше Императорское Высочество!», то потом я превратилась в «Госпожу М.В. Романову». Если раньше всюду заявлялось, что «Императорский Дом поддерживает версию о подлинности останков», то теперь оказалось, что «никакого Императорского Дома нет». Нашей позиции стали противопоставлять позицию морганатических родственников, не являющихся по нашим фамильным законам членами династии. Всё это второстепенно, но довольно показательно. Ведь любые двойные стандарты вряд ли могут способствовать доверию. В результате похороны в Петропавловском соборе состоялись, но на них не присутствовал ни один епископ Русской Православной Церкви, ни один член Российского Императорского Дома, ни один монарх или глава династии. Так что недоверие Комиссии было не только у нас. Как теперь будут действововать государственные инстанции, покажет время. Если также, как и тогда, то история повторится как фарс. Если же подход будет честным и серьезным, если исследователями и чиновниками будет двигать желание установить истину, а не устроить очередной предвыборный или послевыборный спектакль, я всегда готова к сотрудничеству и постараюсь использовать все свои возможности, чтобы им помочь.

Для тех, кто не знает о Вашей деятельности, могли бы Вы вкратце объяснить, в чем Вы видите Вашу цель? Хотели бы Вы восстановить монархию в России? Если да, то почему?

Моей главной целью как Главы Российского Императорского Дома, является помощь народам России в возрождении духовных и нраственных ценностей, национальных устоев, в строительстве гражданского общества на основе многовековых традиций, которые пыталась уничтожить революция. На практике это в основном участие в благотворительной, культурной, правозащитной и других видах общественной деятельности. В тоже время я категорически против участия Императорского Дома в какой бы то ни было политической борьбе. Династия, независимо от того, царствует она, или нет, должна объединять, а не разобщать свой народ. В идеале я стремлюсь к тому, чтобы каждый гражданин России, независимо от его политических убеждений, общественных взглядов, религиозной принадлежности и других различий, знал, что есть Императорская Семья Романовых, для которой он тоже является родным. То есть существует живой символ, который не просто, как герб, флаг и гимн, является неодушевленным воплощением государства, а к которому можно обратиться за моральной поддержкой, а иногда и за действенной помощью. Что касается восстановления монархии, то это не зависит от моего желания. Безусловно, я верю, что монархический строй имеет будущее. Императорский Дом, отказавшийся от этой веры, был бы также абсурден, как Церковь, отказавшаяся от веры в Бога. ХХ век красноречиво показал, что крушение монархий и торжество республиканизма не избавило человечество от проблем, а лишь усилило их. Республиканская демократия находится в кризисе, а попытки выхода из него всё больше напоминают монархические модели. Но зачем пользоваться суррогатами, когда еще можно восстановить подлинники? Легитимная наследственная монархия, как надпартийный, надклассовый и наднациональный арбитр, в современном мире способна обеспечить развитие подлинной демократии. Таково вкратце мое мнение. Однако только народ может решить, нужна ли ему монархия. А Дом Романовых всегда будет стараться служить России независимо от того, какая там будет форма правления.

Могли бы Вы сказать несколько слов о Ваших отношениях с правительством Президента Владимира Путина и о том, что Вы думаете о грядущих президентских выборах?

С Президентом В. Путиным мы знакомы с 1992 года, то есть с моего первого визита в Россию. Он тогда был одним из руководителей мэрии Санкт-Петербурга и курировал вопросы, связанные со взаимоотношениями с соотечественниками за рубежом и с иностранцами. Мы очень благодарны ему за помощь в те скорбные дни, когда мы приехали, сопровождая гроб моего отца великого князя Владимира Кирилловича. Когда В. Путин стал Президентом, это была новая живительная струя в государственной жизни России. Конечно, с некоторыми вещами в нынешней российской политике Императорский Дом не может согласиться. По ряду вопросов у нас, как и любого гражданина России, есть свое мнение. Но в целом, мне кажется, что В. Путин избрал верный курс национально-ориентированных реформ. Конечно, еще далеко не всё получается, даже из того, что задумано правильно. Но ведь надо учитывать, какое тяжкое наследие досталось современным властям от всей послереволюционной эпохи. Коммунистический террор, подорвавший генофонд нации, страх и ложь, посеянные в умах и душах людей антирелигиозным кровавым режимом, экономическая разруха после неэффективного планового управления КПСС и неудачных реформ 1990-х гг. – это только то, что у всех на виду. А сколько еще глубинных проблем? От коммунистического наследия нужно избавляться как от кандалов на ногах. Но нельзя с грязной водой выплеснуть ребенка. Ведь и после революции народ продолжал творчество, и много было создано полезного. Перед Россией стоят сложнейшие задачи. Не нужно закрывать глаза на недостатки нынешней власти, но не стоит и судить ее слишком строго.

После избрания В. Путина на пост Президента общаться нам не довелось. Были краткие встречи, когда мы приветствовали друг друга. Например, в 2003 году на торжествах 100-летия канонизации св. Серафима Саровского. После этого я написала письмо Президенту, в котором высказала мысль, что пришло время нам встретиться и побеседовать. Через некоторое время мне передали через российское посольство в Мадриде, что Президент письмо получил и к моей идее относится положительно. Но встреча эта, к сожалению, до сих пор не состоялась. Не исключаю, что некоторые политические силы в окружении Президента относятся к Императорскому Дому с предубеждением и препятствуют такому контакту. На мой взгляд, это неразумно и недальновидно. Взгляды у людей могут быть разные, но это не должно мешать им взаимодействовать на пользу своей стране. Российский Императорский Дом, нравится это кому-то или нет, является уже неотъемлемой частью российского общества. Убеждена, что рано или поздно все вопросы будут решены. Современная власть видит, что Императорский Дом ей ни в коей мере не соперник, а наоборот, полезный помощник. Тесное взаимодействие уже происходит на уровне центральной и местной власти. Я посетила почти все регионы России от Смоленска до Владивостока по приглашениям губернаторов и президентов российских национальных республик, постоянно встречаюсь с министрами, депутатами Государственной Думы и Совета Федерации, с дипломатами и другими представителями власти. Эти встречи всегда конструктивны и доброжелательны.

По поводу выборов хочу сказать, что по моему мнению, конституционное ограничение президентства двумя сроками, особенно на данном историческом этапе жизни России, было неправильно. Система власти еще молода, некоторые направления политики только получили импульс, поэтому смена курса может привести к дестабилизации и безответственности. При любой ошибке прежний Президент будет иметь оправданием то, что он не успел завершить начатое, а новый – что это был не его проект. А там пролетит еще 4 года, или даже 8 лет, придет новый Президент, всё повторится, а мы так и будем топтаться на месте. Конечно, действующую Конституцию необходимо строго соблюдать. Но закон не должен превращаться в гильотину и действовать против создавших его людей. Конституция это не «священная корова», она принята по воле народа, и, если благо страны этого потребует, может быть изменена по воле народа. Это мои общие рассуждения. В конкретной ситуации, насколько известно, Президент В. Путин намерен действовать в соответствии с существующими нормами и уйти в 2008 году. В этих условиях я от всего сердца желаю, чтобы ему на смену пришел мудрый человек, который не станет ломать созданное предшественником и в тоже время принесет новые идеи и методы, как это сделал в свое время сам В. Путин. Дай Бог, чтобы у народа была возможность выбора достойнейшего кандидата.

Please publish modules in offcanvas position.