Российский
Императорский Дом

Официальный сайт
Династии Романовых

Фейсбук

12 декабря 2005

Ответы Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыни Великой Княгини Марии Владимировны на вопросы журнала «Итоги»

Ответы Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыни Великой Княгини Марии Владимировны на вопросы журнала «Итоги»

Ваше Высочество, фактически реабилитация ведь давно уже состоялась. Еще семь лет назад, на церемонии перезахоронения останков венценосной семьи, Борис Ельцин назвал убийство в Ипатьевском доме «чудовищным преступлением»и «одной из самых постыдных страниц в нашей истории», а само перезахоронение - «символом искупления общей вины». Неужели справка Генпрокуратуры важнее этих слов?

Противопоставлять слова, сказанные Борисом Ельциным, и справку о реабилитации нелогично. Реабилитация – не политический, а юридический акт, и никакие декларации, даже прозвучавшие из уст высших должностных лиц, этот акт заменить собой не могут. За моральной оценкой президентом екатеринбургского злодеяния должен последовать правовой документ.

Но почему заявление о реабилитации подано Вами только сейчас, спустя почти 15 лет после окончания коммунистического правления?

Прежде чем подать заявление о реабилитации, необходимо было провести серьезную работу по сбору исторических и юридических документов, изучению законодательства и определению правовой позиции. Сначала нами были получены свидетельства о смерти наших родных, убитых после революции. Затем в 1999 году мы добились реабилитации великих князей Павла Александровича, Димитрия Константиновича, Николая Михайловича и Георгия Михайловича, расстрелянных в Петропавловской крепости в 1919 году. Кроме того, поскольку в случае с царской семьей речь идет о реабилитации мучеников, канонизированных церковью, нам очень важно было услышать ее позицию. В «Послании патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного синода Русской Православной Церкви к 75-летию убиения императора Николая II и его семьи»четко сказано: «Необходимо рассмотреть все аспекты екатеринбургского преступления - нравственные, правовые, политические. Это нужно не только для установления исторической истины, но и для того, чтобы государственная власть законодательно осудила совершенное злодеяние, восстановив тем самым преемство своей верности закону и нравственности». Уже после канонизации царской семьи святейший патриарх Алексий II публично поддержал нашу правовую инициативу: «Процесс реабилитации нужно как можно скорее завершить. Непонятно, какие здесь могут быть принципиальные препятствия. Неужели в нашей стране найдутся люди, до сих пор считающие, что император Николай и его семья на самом деле были преступниками, достойными смерти?»Эти слова в комментариях не нуждаются.

В 2002 году Генпрокуратура уже рассматривала обращение о реабилитации - его направил так называемый «Фонд Анастасии Романовой»(отстаивавший права небезызвестной Натальи Белиходзе). И позиция ГП известна: члены царской семьи жертвы не политических репрессий, а уголовного преступления. Действия Уралсовета и УралЧК не соответствовали ни одной тогдашней юридической норме. Зато подпадают под ст. 1453 Свода Законов Уголовных Российской империи («умышленное убийство»). Что Вы могли бы возразить на этот аргумент?

Не могу комментировать деятельность самозванцев, кощунственно использующих святые имена. Что касается мнения об уголовном характере убийства царской семьи, то я считаю эту версию чрезвычайно надуманной и безосновательной. Уралсовет являлся органом государственной власти Советской республики. Приговор, вынесенный им царской семье, был «признан правильным»высшим органом власти - Всероссийским центральным исполнительным комитетом. Закон предусматривает реабилитацию не только тех, кто был приговорен судом, но и тех, кто был репрессирован внесудебными органами. Государь и члены его семьи расстреляны по постановлению государственного органа по классовым, социальным и религиозным мотивам, поэтому по закону должны быть реабилитированы как жертвы политических репрессий.

Правовую коллизию могли бы разрешить документы, свидетельствующие о том, что расстрел был санкционирован руководителями большевистского государства. Насколько я знаю, поиски историков и архивистов в этом направлении пока не увенчались успехом. Насколько вообще существенным Вам представляется этот момент?

По-моему, никакой правовой коллизии нет. Да, утверждать, что приказ о расстреле царской семьи был отдан непосредственно руководителями коммунистического режима, мы можем только на основании косвенных данных. Например, об этом красноречиво говорит в своих воспоминаниях Троцкий. Однако для реабилитации не существенно, какое государственное учреждение приняло решение о репрессии - высшее, центральное или местное. Кроме того, не будем забывать, что репрессией является не только казнь, но и лишение свободы и ограничение иных прав. А по этому вопросу никаких сомнений нет: имеется огромное количество документов, свидетельствующих, что царская семья содержалась в заключении в соответствии с прямыми указаниями главы Советского государства Свердлова. Копии этих общеизвестных документов представлены в Генеральную прокуратуру.

Решение о реабилитации может принять не только Генпрокуратура, но и президент. И Комиссия по реабилитации жертв политических репрессий при президенте России почти три года назад поставила такой вопрос перед главой государства. Ответа до сих пор не последовало. Сохраняется ли у Вас надежда на решение вопроса непосредственно президентом России?

Мы идем по тому пути, который определяет действующее законодательство. Нас интересуют не эффектные заявления, привлекающие мимолетное внимание, а установление истины. Надеюсь, что Генеральная прокуратура примет законное и справедливое решение. Если же это окажется не так, то дело должно быть рассмотрено в суде. В случае необходимости я обращусь к президенту России.

Какие - правовые и иные - последствия будет иметь реабилитация царской семьи для Российского императорского дома и для страны в целом?

Реабилитация царской семьи будет означать торжество права, справедливости и законности. Этот акт важен прежде всего для современного Российского государства. До тех пор, пока царственные мученики не реабилитированы, государство, по сути, признает правильность их казни и принимает на себя ответственность за нее. Реабилитация будет способствовать повышению авторитета России во всем мире, станет наглядным символом того, что мрачная страница произвола, беззакония и террора в нашей истории действительно закрыта. А императорскому дому это позволит убедительно утверждать перед всем миром, что в России идет подлинное возрождение. Также реабилитация царской семьи даст нам новые возможности в защите чести, достоинства и доброго имени наших родных, которые были не только расстреляны, но и оклеветаны.

Не означает ли реабилитация монарха также и реабилитацию идеи монархии? Довольно многих сегодня вдохновляет пример Испании, динамичное развитие которой, по общему мнению, далеко не в последнюю очередь связано с восстановление в стране монархических институтов. Существуют ли, по-Вашему, в современной России предпосылки для реализации этого сценария?

Идея монархии не нуждается в реабилитации. Это вечная идея, всегда жившая в человеческом обществе. Ныне действующая конституция России гарантирует идейное многообразие. Я считаю монархический строй наиболее естественным для России. Но его восстановление не может произойти как «реализация сценария». На основании сценариев приходят и уходят политические марионетки. А тысячелетняя российская монархия может возродиться только по воле Божией и российского народа, в результате закономерного хода истории. Пример Испании можно учитывать, при этом всегда помня, что у России, как у любой великой самобытной страны, свой путь.

В контексте вопроса о реабилитации царской семьи часто вспоминают об имущественных претензиях, которые порой предъявляют к свергнувшим их подданным главы низложенных династий. Закон РФ «О реабилитации жертв политических репрессий»дает реабилитированным лицам и их наследникам право требовать возвращения «конфискованного, изъятого и вышедшее иным путем в связи с репрессиями имущество»или «возмещения их стоимости». Будете ли Вы, как беспокоятся некоторые, требовать назад Зимний дворец?

Прежде чем начать решать вопрос о реабилитации наших замученных родных, я, естественно, ознакомилась с законом о реабилитации жертв политических репрессий, и мне прекрасно известно, что возвращение собственности или компенсация возможны только в отношении самих репрессированных или их наследников первой очереди, то есть детей. Таковых, как известно, нет. Я являюсь преемницей императора Николая II в качестве главы императорского дома, но по нынешним законам это не может явиться основанием для наследования имущества. Однако в данном случае это не имеет отношения к делу. Не надо смешивать Божий дар с яичницей. Вопрос о реабилитации имеет высокое нравственное значение. Мне жаль тех людей, которые не способны понять, что в этом мире можно делать кое-что не только ради денег и имущества. Беспокойство по поводу Зимнего дворца - нелепость. Зимний дворец не частная, а государственная собственность, и всегда таковой останется.

Тема реституции сегодня звучит все чаще: потомки известных аристократических фамилий начинают довольно активно предъявлять свои права на национализированную собственность. Выдвигаются многочисленные проекты реституционных схем - от возвращения собственно недвижимости и земель до предоставления компенсаций, льгот или ценных бумаг. Что Вы думаете обо всем этом?

При решении любого вопроса необходимо исходить из интересов государства, общества и конкретных граждан. С одной стороны, принцип уважения к собственности, закрепленный в российской Конституции, требует, чтобы незаконно отнятое было законно возвращено. С другой стороны, в случае безусловной и полной реституции начался бы передел собственности, чреватый опасностью для гражданского мира в России. Еще в 1920-е годы, когда были живы сами собственники экспроприированного большевиками имущества и их прямые наследники, мой дед император Кирилл Владимирович отвергал идею реституции. Такой же точки зрения придерживался мой отец великий князь Владимир Кириллович и придерживаюсь я. Что касается компенсации, хотя бы символической, то ее формы, на мой взгляд, можно обсуждать. Ведь в конце концов, если французским держателям дореволюционных русских ценных бумаг правительство Российской Федерации частично возместило убытки их предков, то чем же хуже собственно российские граждане? Как мы можем упрекать другие страны в двойном стандарте по отношению к России, если допускаем такой стандарт по отношению к самим себе? Иными словами, о реституции или полной компенсации не может идти речи, но символический жест государства в отношении ограбленных в свое время людей, большинство которых, кстати, были не аристократами, а крестьянами и горожанами, был бы желателен с точки зрения исторической справедливости и важен для будущего. Это было бы необременительной для государственного бюджета «мелочью», но такой «мелочью», которая имеет большой моральный и правовой вес. Самое главное найти такое решение, чтобы восстанавливая справедливость в отношении одних людей, не нарушить и не ущемить права других.

Ваше Высочество, требуя реабилитации императорской семьи, Вы, тем не менее, не признали ее останки: в 1998 году члены РИД, точно также как и иерархи РПЦ, отказались присутствовать на церемонии перезахоронения. Изменилась или, напротив, укрепилась с тех пор Ваша позиция?

Не вижу никакой связи между вопросом реабилитации царской семьи и проблемой подлинности екатеринбургских останков. Наша позиция остается неизменной. Мы полностью согласны с мнением Русской Православной Церкви.

Вопрос, который сегодня задают многие: почему Российский императорский дом находится за пределами страны? Романовы до сих пор не могут простить России своего изгнания? Или им там просто комфортнее?

Начнем с того, что нас изгнала не Россия, а политический режим, пришедший к власти путем государственного переворота. Тем, кто рассуждает о комфортности нашего изгнания, я могла бы предложить опробовать это на себе, но не стану им желать подобной участи. Если бы я была частным лицом, то вернулась бы на Родину в любой момент, руководствуясь только личным желанием. Но как глава Российского императорского дома я обязана сохранить его достоинство. Если оно будет утрачено, то какую же пользу мы сможем принести России? Поэтому прежде нашего окончательного возвращения необходимо, чтобы государство определило свое отношение к нашей династии.

Известно, что условием своего возвращение вы ставите предоставление РИД статуса «исторической институции». Но, во-первых, в чем заключается этот статус? Довольно многие - как сторонники, так и противники монархии - считают, что это первый шаг к ее возрождению. Во-вторых, не означает ли это, что в случае отказа власти пойти навстречу, РИД навсегда останется в «эмиграции»?

Практически во всех странах, в том числе и бывших коммунистических, вопрос о статусе преждецарствовавшей династии уже решен, так что нам не нужно изобретать колесо. Положение императорского дома в республиканском государстве аналогично положению церкви в государстве светском. Такое государство, оставаясь республиканским и светским, признает и за церковью, и за династией положение исторических институций, существующих и действующих на основании своих исторических установлений и традиций. Поскольку они не противоречат современному законодательству. Государство также привлекает эти институции к решению общественных, культурных и других задач и предоставляет им, в рамках программ по сохранению культурного и духовного наследия, определенную поддержку для исполнения их функций. Это никак и нигде не затрагивает основ конституционного строя. Мы не гадалки и не прорицатели, чтобы предсказывать, приблизится или отдалится восстановление монархии с нашим возвращением на Родину. Мы исполняем свой долг сейчас, стараемся быть полезными России независимо ни от чего. Мы граждане России, и используем все предоставленные законом возможности для оказания помощи соотечественникам. Во всем необходима закономерность и постепенность: дом строят с фундамента, а не с крыши. Процесс нашего возвращения в общественную жизнь России неуклонно продвигается вперед. Я не сомневаюсь, что вопрос о статусе императорского дома будет решен положительно, к взаимной пользе.

К сожалению, среди носителей царской фамилии нет сегодня единства. Глава «Объединения Рода Романовых»Николай Романович Романов постоянно выступает с жесткой критикой в адрес РИД, подвергая, прежде всего, сомнению Ваш статус. Насколько болезненна сегодня эта тема? Возможно ли примирение Романовых?

- Для меня эта тема совершенно безболезненна. Статус главы и членов Российского императорского дома определяется исключительно законом. В императорском доме, помимо меня, еще 3 человека - моя мать великая княгиня Леонида Георгиевна, мой сын великий князь Георгий Михайлович и дочь убитого большевиками в Алапаевске в 1918 году князя Иоанна Константиновича княгиня императорской крови Екатерина Иоанновна. Меж нами единство сохраняется. Попытки оспорить мои права исходят от людей, которые, во-первых, не принадлежат к императорской фамилии, а во-вторых либо сами не знают законов, либо думают, что их не знают все остальные. И в том, и в другом случае имеет место недобросовестность. Единственно, что вызывает у меня сожаление, это то, что некоторые наши родственники тратят время и силы на мелочные интриги, вместо того, чтобы постараться принести пользу своей стране. Я никогда ни с кем не ссорилась и открыта для общения и совместной работы со всеми, в том числе, конечно, и с родственниками. Но иной основы для сотрудничества, кроме как уважение к династическим законам, их исполнение и следование нашим фамильным традициям, быть не может. 

Камакин А. Тронное место // Итоги, 2005, 12 декабря. – С.24-28

Please publish modules in offcanvas position.